READING

Премьера в Школе драматического искусства – ...

Премьера в Школе драматического искусства – спектакль «Разбитый кувшин» Игоря Яцко

30 января московский театр «Школа драматического искусства» (ШДИ) представил зрителям постановку Игоря Яцко «Разбитый кувшин» по пьесе Генриха Клейста, немецкого автора, жившего более 200 лет назад. Новатор в литературе, опередивший свое время, писатель, которого Кафка считал одним из своих учителей, во многом предвосхитивший театр абсурда, Клейст — человек с глубоко трагическим восприятием жизни, сознательно покинувший этот мир в достаточно молодом возрасте. «Разбитый кувшин» — единственная его пьеса, написанная в комическом ключе. Интересно, что толчком к написанию пьесы послужила гравюра, увиденная Клейстом в одной из гостиниц Швейцарии. С помощью своей богатой фантазии он воплотил ее простое содержание в богатое драматическое действие.

«Разбитый кувшин» – старая немецкая трагикомедия Генриха фон Клейста о визите судебного советника Вальтера к судье Адаму в голландскую деревушку близ Утрехта. В суде идет разбирательство по иску Марты Рулль, касающемуся разбитого кувшина. Комичность ситуации состоит в том, что судье Адаму приходится, да ещё и в присутствии приехавшего судебного советника, разбирать дело, главным виновником которого является он сам. Адам тщетно пытается замести следы своей причастности к истории, в результате которой он разбил кувшин, гордость фрау Рулль. В ходе процесса нити происшествия постепенно распутываются, и Адаму, несмотря на всю его изворотливость, становится всё труднее доказать свою невиновность.

Существует точка зрения, что в XVIII веке разбитый кувшин означал потерю невинности. И, действительно, зрители, которые в начале действия спектакля недоумевают, зачем вопрос разбитого кувшина рассматривать в суде с такой оглаской, чуть позже понимают, что дело то и не в кувшине вовсе.

«В этом анекдотическом происшествии отражаются и высокие темы: грехопадение Адама, тема Страшного Суда над человеком, противопоставление славного прошлого и мелкого настоящего, отношения мужчины и женщины…», говорит сам режиссер. Едва ли совпадением стали имена главных героев пьесы – Адам и Ева. Только грешник здесь – Адам.

На протяжении всей пьесы правда борется с ложью. Но у каждого здесь своя правда. Судья Адам всеми силами пытается увильнуть от наказания. Ева, в чьей комнате и был разбит кувшин, единственная знает и боится сказать правду, но хочет, чтобы о ней узнали все. Ее жених Рупрехт хочет найти и наказать соперника, которого он в темноте спальни Евы не разглядел. Писарь Лихт правду знает и мечтает скорее разоблачить виновного и занять судейское кресло. Советник Вальтер здесь, казалось бы, как раз для этого, ведь он должен олицетворять образ справедливости, но сам просит быстрее объявить заседание закрытым, не вынося приговор.

Судья Адам (Федор Леонов) – одна из ключевых фигур в пьесе. Это нашкодивший ловелас, который вынужден раскрывать преступление, совершённое им самим. Беспорядок и хаос творится в мыслях судьи. С самого начала пьесы и до конца он утопает в своей лжи, тщательно скрывая правду, которую никто не должен знать. Он ловко запутывает дело, уходит от прямых вопросов, выдвигает абсурдные версии о пропаже своего парика, без которого Адам не может вести тяжбу: парик утащила кошка и вывела там котят или он сгорел от свечи, над которой сам Адам склонился, а может быть это даже проделки сатаны. Благодаря режиссерской задумке, парик – самостоятельный персонаж этой историй. Он периодически появляется и бродит в поиске потерявшей его головы.

Актерский состав подобран идеально. Советник Вальтер (Игорь Лесов) – статный и серьезный, писарь Лих (Роман Долгушин) – хитрый подхалим, а Рупрехт (Иван Товмасян) – настоящий работяга-крестьянин. Марта Рулль (Екатерина Аликина), ее дочь Ева (Анастасия Привалова\Дарья Рублева) и госпожа Бригитта  (Регина Хакимова) – ослепительные и эмоциональные исполнительницы своих ролей. Интересная сценография, яркие костюмы, решенные в стилистике того времени, когда была написана пьеса, и безупречное музыкальное сопровождение – все это складывает воедино пазл режиссерской задумки.

Пьеса написана двести лет назад, но и сейчас она остается актуальной, ведь что и говорить: «О государстве лучше всего судить по тому, как в нём судят».

Билеты

Текст Катерина Брушлинская


INSTAGRAM
ldq.theatre