READING

«Октавия. Трепанация» зрителя: фестиваль «Территор...

«Октавия. Трепанация» зрителя: фестиваль «Территория» и новые формы театра

Спектакль «Октавия. Трепанация» – копродукция Электротеатра Станиславский и Holland Festival – был создан по заказу фестиваля в 2017 году и посвящен столетию революции 1917 года и основан одновременно на эссе Льва Троцкого о Ленине и фрагментах пьесы Сенеки о римском императоре Нероне. Этой осень спектакль вошёл в список спектаклей XIV международного фестиваля-школы современного искусства «Территория». Авторы (Сергей Адоньев и Борис Юхананов) назвали «Октавию» оперой. Но оперой эту постановку можно назвать весьма условно. Или стоит, по аналогии с танцевальным искусством, ввести понятие «современная опера» и вывести спектакли, относящиеся к этой категории, в иную плоскость, и оценивать их, не вспоминая об опере в традиционном её прочтении. С иным взглядом и иным слухом.

Электронная музыка, созданная Дмитрием Курляндским, напоминает жужжащий звук, отталкивающийся от колоколов и колышущийся в медных трубах. Этот звук монотонно щекочет слуховые рецепторы и, на удивление, не вызывает раздражение, а лишь постепенно приводит к пониманию, что в ином звучании данная постановка жить не может. Даже наполняясь в какой-то момент изнутри вздохами и перешёптываниями, музыка остаётся в одном неизменном звучании. Именно она настраивает на правильное восприятие всего спектакля и именно она собирает всю постановку в единый флакон.

фото А. Безукладников

Спектакль о тирании, родом из разных времён и империй – римской, китайской и русской. Ведь от перемены мест суть не меняется. Вот и собраны образы в единый коктейль: здесь Нерон и Сенека, терракотовая армия, Троцкий с красноармейцами и рассказами о Ленине. Да, именно с рассказами, ведь мы помним, что это «современная опера». Поэтому и получилось так, что терракотовая армия, бездвижно встречающая зрителей уже при входе в театр, на сцене оживает, руководимая Нероном и его служителями; в повозке, запряжённый тремя скелетами человеколошадей, въезжает в зал Призрак Агриппины; Октавия в лице сразу целого ансамбля Questa Musica возвышается над сценой в голове Ленина; Троцкий, всё возвращаясь и возвращаясь на сцену, разглагольствует о вожде народов.

фото А. Безукладников

Основной элемент сценографии – огромная голова Ленина, которая и будет впоследствии подвержена трепанации, дав возможность расцвести на своих «просторах» статуе Будды. В этом основной посыл постановки – «излечить» от тирании не только спектакль, но и мир в целом. Но, пожалуй, кроме визуальной передачи процедуры трепанации найти её в остальных элементах постановки не удалось.

Хочется ещё раз напомнить, что это не опера в привычном понимание, здесь не только постановка современна, здесь сама суть опера искажена и возможности насладиться вокалом нет и быть не может. У исполнителей превалируют нарочито высокие нотки и кричащие тона. Но нельзя не отметить сложнейшую вокальную партию Арины Зверевой (Призрак Агриппины): растянутая линия голоса и звук, возникающий одновременно из глубины поющей и из недр потустороннего мира вводит в жутковатый транс и несёт с собой восхищение исполнительнице.

Любящим эксперименты, современный театр и всё новое испробовать на себе «Трепанацию» всё же можно. Расписание следующих сеансов ищите в афише Электротеатра Станиславский.

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow