READING

«Паду ли я, стрелой пронзённый…» – «Евгений ...

«Паду ли я, стрелой пронзённый…» – «Евгений Онегин» на сцене Новой Оперы

Есть спектакли-базы, спектакли-основы, спектакли-фундаменты, на которых стоит и держится весь театр и его репертуар. Для российского оперного театра этой неизменной основой является союз гения-композитора (Чайковский) и гения-автора (Пушкин) – опера «Евгений Онегин».

Новая Опера не исключение, а, пожалуй, даже главный адепт этого правила. «Евгений Онегин» не просто важный элемент репертуара театра, он его неизменный долгожитель на протяжении многих лет. Спектакль, поставленный ещё в 1996 году (музыкальная редакция Евгения Колобова, режиссура Сергея Арцибашева), самая классическая версия оперы «Евгений Онегин» из всех, идущих сейчас на московских сценах. И это точно нельзя поставить ей в минус. Акцент в постановке сделан, в первую очередь, на самой опере: на её героях, на исполнителях, их музыкальных и не только взаимоотношениях. Здесь нет отвлекающих манёвров, шокирующих сцен, элементов, требующих анализа. Минимализм на сцене выражен в лаконичных декорациях, где кроме стульев и письменного стола, нет более ничего, в отсутствии элементов декора и прочей атрибутики большинства спектаклей. Порой хотелось слегка разбавить этот минимализм и стереть память поколений с некоторых элементов сцены. Но всё это нюансы, утонувшие в блаженстве звука, благо с акустикой в Новой Опере всё в порядке.

Фото Даниил Кочетков

Сцены и роковые моменты плавно сменяют друг в друга без пауз и задержек. Ленский после рокового вызова на дуэль лишится чувств и поднимется на ноги лишь при первых отзвуках зари, подгоняемый минутными стрелками к финальным аккордам жизни. Так одна сцена приходит на смену другой. Лишившись жизни, Ленский не упадёт подкошенным, а с распростёртыми руками, как будто пытаясь обнять весь необъятный и ускользающий от него мир, исчезнет в темноте. Уже после дуэли также останется на сцене Онегин, и лишат его одиночества лишь высший свет и встреча с новой Татьяной. И здесь не только смена сцен, но лет.

Оперу делают оркестр, солисты и хор. И каждый спектакль играет своими красками и гранями, которые создают исполнители. Состав – Илья Кузьмин (Онегин), Екатерина Петрова (Татьяна), Богдан Волков (Ленский) и Анастасия Лепешинская (Ольга) – запомнился двумя из четырёх: Татьяна и Ленский рассказали свою историю. И если Екатерина Петрова заставила сопереживать своей героине исключительно вокальными данными, оставшись в каком-то своём собственном образе, Богдан Волков нарисовал портрет своего героя от и до. Он будто был рождён именно для партии Ленского, а может эта партия была написана специально для него. Продуман, выверен и пережит каждый взгляд, шаг и движение, не оставляя сомнения, что Ленский и Пушкина, и Чайковского был именно таким: в чём-то наивным ребёнком, влюблённым и доверчивым, летающим в облаках, но вынужденным ходить по той же земле, что и все. Богдан Волков не только актёрски удачно создаёт этот образ в любой редакции оперы, но и каждый нюанс его голоса, нотка звука и тембра создают идеального Ленского.

Не в силах Ленский снесть удара;
Проказы женские кляня,
Выходит, требует коня
И скачет. Пистолетов пара,
Две пули – больше ничего –
Вдруг разрешат судьбу его.

А.С. Пушкин

Стоит ли отдельно рассказывать о музыке Чайковского, наполненной лиризмом, ностальгией и мечтами, мелодичностью, переплетённый с народными отголосками и салонными романсами? Это та музыка, это те арии и дуэты, которые живут у нас в крови наравне со строками Пушкина, это те звуки, которые нужно слушать, слышать и уметь различать с малых лет, потому что это именно то наследие, которое на века и бесценно.

Билеты

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow