READING

«Ревизор» в Театре Олега Табакова — звездный соста...

«Ревизор» в Театре Олега Табакова — звездный состав играет историю невероятного обмана

Очередной театральный сезон в Москве вовсю набирает обороты и театры один за другим выпускают новые спектакли. Об одной из премьер Театра Олега Табакова, спектакле Аллы Сигаловой «Моя прекрасная леди», мы вам уже рассказали, и вот на Сцене на Сухаревской гремит новая премьера — театр представляет спектакль Сергея Газарова по пьесе Николая Васильевича Гоголя «Ревизор».

В 1991 году в «Табакерке» Сергей Газаров уже ставил «Ревизора», и, что примечательно, часть его актерского состава успешно перекочевала в новую постановку целых 18 лет спустя. Это и Сергей Угрюмов, и Александр Марин, и Александр Воробьев, но в первую очередь это исполнитель роли Городничего — нынешний художественный руководитель Театра Олега Табакова, Владимир Машков.

Все действие спектакля вынесено на авансцену. Перед зрительным залом предстает обшарпанный фасад небольшой двухэтажной усадьбы в стиле классицизма, а действие происходит на широком балконе-балюстраде перед домом, иногда только перемещаясь на второй этаж, где за героями можно следить сквозь ряд широких окон.

Феерический обман молодого прощелыги и гиперболизированные до комического абсолюта бюрократические пороки жителей уездного городка — все перед зрителем как на ладони. Ничего не скрывается в тени арьерсцены, да и не желает скрываться, герои гоголевской пьесы своих взяток борзыми щенками не стесняются. Их задача как можно более ловко запудрить мозги молодому «ревизору» из столицы водкой и цыганскими плясками и как можно более умело сунуть ему в руки пару сотен рублей. Неважно зачем и сколько. Главное — тут все уверены, что именно так дела и надо решать. Ну не чистые же колпаки на больных надевать, не мусор же на улицах убирать, право слово, в самом-то деле?

И не возмущают жителей уездного города N ни фантастические сказки, рассказываемые пьяненьким щуплым мальчишкой, ни его неуемное мздоимство — это им кажется делом обычным, ведь это вполне себе укладывается в их привычную и устоявшуюся картину мира. Куда больше они возмущены и обескуражены самим фактом вскрывающегося в финале надувательства.

Режиссер Сергей Газаров рассказывает, что в своем спектакле прежде всего исследует природу фантастического обмана. Как промотавшийся юнец, весь спектакль фонтанирующий безумными фантазиями, смог так легко провести опытнейшего Городничего и других героев пьесы, тоже, прямо скажем, не лыком шитых?

И действительно, в основе спектакля невероятный обман и невероятность такого обмана — очевидная зрителю идея, поскольку достигается весьма яркими и выразительными постановочными решениями. Здесь все — от образов персонажей до костюмов и грима построено на преувеличении, гиперболе, не выходящих, однако, за рамки разумного (читай — школьной программы) и не превращающихся совсем уж в шарж или клоунаду.

Самая явная гипербола спектакля — как раз образ Хлестакова, роль которого исполнил совсем юный выпускник Московской театральной школы Олега Табакова Владислав Миллер. Он не просто молод, он откровенно юн и даже нарочито играет эдакого беззаботного метросексуального девятиклассника, который и все дары, сваливающиеся на его голову, воспринимает как само собой разумеющееся, и врет о себе, так упоительно преувеличивая, потому что еще не нюхал пороха взрослой жизни и все еще по-детски очаровательно глуп. Модная прическа, брючки с отворотами, ботиночки на босу ногу, шарф вокруг тонкой шейки. Он на фоне всех остальных героев выглядит беспечной мелюзгой, гуттаперчевым мальчиком, почти мультяшным вечно улыбающимся персонажем. Тем невероятнее становится финальное недоумение от того, что именно этим ребенком так легко оказались облапошены остальные герои пьесы, которые по всем законам жанра должны взирать на это резвое дитя лишь с улыбкой и некоторым отеческим снисхождением.

Хлестаков Миллера юн, свеж, гибок и, безусловно, держит внимание зрителя благодаря постановочным решениям — тут режиссеру на руку и его энергия и физические данные, однако тягаться с харизмой тяжелой артиллерии Табакерки, ее более опытных актеров, занятых в других ролях, у главного героя пока не получается, и весь остальной актерский ансамбль волей неволей (скорее, последнее, конечно) переигрывает юного ревизора вчистую.

Мне не пришлось видеть постановку 1991 года, но новый спектакль — безусловный бенефис Владимира Машкова, чья харизма (не только актерская, но и мужская), энергия и несомненный актерский талант — центральная ось спектакля, вокруг которой строится и повествование и существуют все другие персонажи Гоголя. В том числе и юный мальчик Хлестаков. Городничий Машкова уверен в себе, энергичен, деятелен, это такая грандиозная, мощная фигура в своеобразном, даже одиозном окружении.

Тут и Ляпкин-Тяпкин (Сергей Угрюмов), похожий на карикатурное представление о заядлом охотнике, он весь спектакль не расстается с ружьем, биноклем, лихими усами и меховым хвостом неведомого животного на мощном плече. Земляника (Александр Фисенко) — жалкий кляузник и выглядит жалко — у него нелепой расцветки костюм и внушительная плешь, и в этом образе Александра не узнать. Хлопов у Аркадия Киселева — помятый и трясущийся от страха смотритель училищ и правда выглядит как человек, от которого непременно разит луком. А почтмейстер Шпекин (Павел Шевандо) и вовсе вышел эдаким созданием непонятного пола, порхающим по сцене на пуантах.

Особенно хочется отметить исполнительниц женских ролей. Супруга Городничего в исполнении Яны Сексте (которая и телефонную будку сможет сыграть так, что глаз не оторвешь) — худосочная, немного истеричная экзальтированная дама разодетая в лучших традициях провинциального шика, то есть так, как одеты в ее понимании «в лучших домах Филадельфии» (ну или в мексиканских теленовеллах), поэтому ее эффектному появлению в образе а-ля Нефертити в этом царстве гротеска не особенно и удивляешься. Дочь Марья Антоновна (Наталья Качалова) в противовес своим родителям — очаровательная душечка с формами, которые еще более гипертрофированы объемными светлыми костюмами. Эдакая зефиринка в облаке перьев. Сцены между дамами и Хлестаковым, пожалуй, составляют наиболее удачную часть второго действия — и юный хлыщ, приударяющий за обеими, тут скорее выглядит как связующее звено дуэта двух актрис Табакерки, который действительно приковывает взгляд.

Еще более интересно решены образы Бобчинского и Добчинского. Обе роли сыграл Александр Марин (кстати, в постановке 1991 года исполнивший роль Хлестакова), и никаких двух персонажей на сцене нет. Зато есть дерганый, натянутый как струна помещик, страдающий раздвоением личности — о нем всем героям спектакля хорошо известно, и они давно научились его душевной болезни подыгрывать. Тем примечательнее, что они, такие прожженные насквозь дельцы, проходимцы, мошенники, верят так безоговорочно именно истории человека, страдающего всем очевидным психическим расстройством, о якобы приехавшем в гостиницу чиновнике из Петербурга.

Наш вердикт — у Сергея Газарова получился динамичный и увлекательный спектакль с сильными актерскими работами и несомненными удачными постановочными идеями. А на театральной карте Москвы появился еще один спектакль, куда смело можно идти всей семьей, включая бабушек и детей.

Билеты


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow