READING

Как все нервны! И сколько любви. «Чайка» Кирилла П...

Как все нервны! И сколько любви. «Чайка» Кирилла Пирогова в МПФ

В Мастерской Петра Фоменко снова ставят Чехова.  Вслед за легендарными «Тремя сестрами» самого Петра Наумовича, теперь уже снятыми из репертуара, на основной сцене премьера «Чайки». Режиссер постановки – Кирилл Пирогов – один из самых стилистически близких к мэтру учеников.

«Чайка» давно уже признана самой популярной пьесой в мировом репертуаре, но редко кому удавалось достигнуть того самого жанра комедии, поставленного Чеховым в подзаголовок. Надо отдать должное создателям, это наконец произошло. Это и правда комедия, «гармоничная, совершенная пьеса» по словам Пирогова. Любая реплика на сцене, так хорошо знакомая со школы, попадает в аудиторию мгновенно. Здесь не будет озера, но вас ждет необычайной красоты постановка пьесы Треплева. Действие немного сдвинуто по времени чуть дальше в двадцатый век, что отражено и в работе художника по костюмам и в стилистике дачной усадьбы.

Прекрасная работа звукорежиссера: мы с вами словно и правда находимся где-то на даче, где ночью слышны сверчки или щебет птиц. Все нежно, ленно, меланхолично и почти не предвещает в начале, что висящее на стене ружье обязательно выстрелит. Про костюмы хочется сказать отдельно: они филигранно созданы под образы героев, словно вторая кожа, усиливая и передавая настроения. Будь то шелка и меха Аркадиной, истерично-кокетливое декольте Полины Андреевны или спрятавшийся во все черное, нахохлившийся и встревоженный Треплев.

На сцене все поколения Мастерской: старая гвардия (Галина Тюнина, Андрей Казаков), среднее поколение (Никита Тюнин, Наталья Курдюбова, Евгений Цыганов, Олег Нирян) составляют гармоничный ансамбль с молодой порослью театра (Мария Большова, Серафима Огарева, Анатолий Анциферов). Рифат Аляутдинов и вовсе еще студент мастерской Евгения Каменьковича: дебют на большой сцене, и сразу Константин Гаврилович Треплев.

Мастерская снова поражает точным и продуманным распределением ролей. После спектакля уже сложно представить кого-то кроме Галины Борисовны на месте Аркадиной. Ее Ирина Николаевна использует все характерные для Тюниной приемы, в чем-то даже утрируя манеру разговора и жестов. Аркадина здесь не просто актриса, а женщина, которая возвела актерство на недостижимую высоту и сделала основой жизни. Так и хочется, смотря на декадентскую Аркадину, процитировать произведение, написанное почти через полвека после «Чайки»: «Ты всегда играешь. Эта привычка — твоя вторая натура. Ты играешь, когда принимаешь гостей. Ты играешь перед слугами, перед отцом, передо мной». Такое же ощущение создается и от Андрея Казакова в роли Сорина: словно эта роль его ждала. Сорин в «Чайке» один из самых интересных персонажей, на мой взгляд. Находящийся где-то между первыми и вторыми ролями, он очень зависим от трактовки режиссера и исполнителя. Сорин у Пирогова вызывает сопереживание, его становится искренне жаль. Великолепная, периодически крадущая все шоу, Наталья Курдюбова играет Полину Андреевну, вечно заламывающую  руки и просящую любви. Выверенный до мелочей образ, взгляды, жесты. Ее линия пунктирна, но не остается без внимания любое её появление на сцене. Вторит ей и Серафима Огарева, в роли дочери Полины Андреевны Маши. Вспоминая, что в другом спектакле Мастерской у нее есть близкий по «преследованию» образ (Гермия в «Сне в летнюю ночь»), здесь особенно любопытно следить за новыми акцентами.

Логично и ожидаемо, что Тригорин – это Евгений Цыганов. Его классический скучающий образ полностью подходит трактовке пьесы. «Но случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил ее, как вот эту чайку», – уставший от себя и других, то ли циничный, то ли просто инфантильный он и идет от действия к действию, нехотя причиняя другим боль или радость. Хотя в данном спектакле нет второго состава, не отпускает вопрос «а как бы сыграл эту роль Илья Любимов, например».

Главная действующая пара – Нина Заречная и Константин Треплев. Мария Большова – выпускница стажерского набора 2015 года, Рифат Аляутдинов – студент мастерской Каменьковича в ГИТИСе. Они филигранно отыгрывают первое действие. Нина и Константин – полные надежд, но уже обреченные. Эта обреченность словно тенью движется за ними с самого первого появления на сцене. И если Нина Большовой раньше понимает и принимает свою судьбу, то в Треплеве второго акта есть что-то от Вертера.

Как сказал в одном из интервью Кирилл Пирогов: «Чехов невероятный писатель, невероятный хулиган и гений. И неравнодушный человек. Его пьесы очень зыбкие, неуловимые… Мы хотели быть бережными к нему». Это получилось. Постановка в Фоменко – самая тактичная и близкая к своему создателю.

Билеты

Текст Ольга Шишорина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow