READING

Проверка принципов на стойкость в Электротеатре Ст...

Проверка принципов на стойкость в Электротеатре Станиславский

В Электротеатре Станиславский зритель может посмотреть вторую редакцию спектакля, сшитого из двух текстов: драмы Педро Кальдерона «Стойкий принц» и «Пира во время чумы» А.С. Пушкина. Тексты причудливо переплетаются и складываются в единое произведение, в котором, как и во всем творчестве Юхананова можно рассмотреть философское осмысление жизни и смерти.

Первая часть и первый день (спектакль играется два дня) — это классический текст Кальдерона в классической постановке, несмотря на невероятное по красоте оформление художника-постановщика Юрия Харикова (еще одна их совместная работа — «Синяя птица»). Избегая «попсовых» восточных мотивов, Хариков сохранил танцы, кальяны, насыщенные цвета и дурманящую обстановку, благодаря этому зритель погружается в мир, в котором оказывается принц Фернандо. Он — посол стойкости принципов, посол самой жизни. Первая часть выглядит как красивая читка, происходящая на стерильном восточном базаре. То, что это выглядит как читка — собирает спектакль вокруг фигуры Фернандо (Игорь Яцко) и практически декларирует жизнь и чистоту мыслей и намерений.

фото: Андрей Безукладников

Вторая часть — удалой концерт на кладбище, песни и пляски смерти и нескончаемое количество фантазий и вариаций. В целом обе части вполне легко можно смотреть по отдельности, но именно в паре они придают глубину увиденному, будто монозвучание становится стерео. Но вернемся ко второй части: группа людей собралась на кладбище для трагикомичных поминок. Центром этой части становится смерть во всех ее воплощениях. И вот тут начинается трансформация текста Кальдерона и перерождение его в Пушкинский. Над смертью тут и плачут, и смеются. Некоторые вариации трогают до слез, а некоторые заставляют смеяться так, как никогда раньше в театре. Номера и вариации настолько разные, яркие и музыкальные, что в очередной раз восхищаешься Юханановским размахом и умением делать действительно эпичные произведения.

фото: Андрей Безукладников

Вообще, разгадать ход мысли режиссера и прочитать все зашифрованные им знаки очень не просто, потому что необходимо признать, что Юхананов — человек огромного любопытного ума и очень тонкого чувства жизни и прекрасного. Но даже если зрителю не удастся разгадать все загадки создателей спектакля, необходимо твердой походкой идти на этой действо и просто наблюдать ту красоту и переплетение всего вокруг, что творится на сцене. В какой-то момент зритель понимает, что становится частью этого пространства, этого места силы и слабости, места жизни и смерти, места радости и горя. И будто уже сам спектакль оживает внутри каждого смотрящего, а режиссер предлагает примерить на себя историю Фернандо и сделать выбор в пользу стойкости принципов или собственной свободы, в пользу жизни или смерти.

фото: Олимпия Орлова

Спектакль, оказываясь одновременно модерновым, актуальным и вневременным, захватывает зрителя, окутывая магией сиюминутного действия. Так как ощущение сиюминутности рождения действия на сцене, которое характерно для работ Юхананова, тут, в «Стойком принципе», является будто отдельным героем. Само время, которое то несется, то замедляется, то останавливается на глазах у изумленной публики.

Билеты

Текст Карина Чаплинская


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow