READING

Сиять на сцене и страдать в жизни. Спектакль «Ниж...

Сиять на сцене и страдать в жизни. Спектакль «Нижинский. Гениальный идиот» в Театре им. Евг. Вахтангова

2 апреля на Симоновской сцене Театра Вахтангова состоялась премьера спектакля «Нижинский. Гениальный идиот» режиссёра Лейлы Абу-Аль-Кишек по тексту Ники Симоновой «Танец солнца», приуроченная к 130-летию со дня рождения выдающегося танцовщика и хореографа Вацлава Нижинского. Это вторая совместная работа режиссёра и драматурга.

Его называли «Богом солнца» за неповторимую индивидуальность и грацию, его знаменитым прыжком-полётом с зависанием в воздухе восхищались многие. Способность перевоплощаться, жить на сцене, чувствовать, страдать, умирать – своим появлением Вацлав Нижинский буквально перевернул мир балета, а Дягилев вписал его в историю как чудо «Русских сезонов» в Париже. Вацлав Нижинский создал знаменитые образы Фавна-получеловека-полузверя в балете на музыку Дебюсси; Петрушки с тонкой душой; первым поставил балет в современных костюмах и почти без декораций. Нижинский будет выходить на сцену, каждый раз превосходя самого себя, пока однажды не сломается.

Он блистал на сцене, полностью отдавался стихии танца, но был отнюдь не приспособлен к жизни вне танца. В его чувствительности скрывалась беззащитность перед миром. За это французская публика прозвала его «гениальным идиотом». Вацлав не сердился на прозвище, ведь роман Ф.М. Достоевского «Идиот» был его любимым, и он сам сравнивал себя с князем Мышкиным.

«Для меня история Нижинского – это история о солнечном человеке, для которого лишиться возможности танцевать – все равно, что сойти с ума или перестать существовать. История о трагическом несоответствии силы таланта и силы личности. Его балеты оскорбляли и восхищали общество. Его стремительный взлёт и такое же стремительное падение по сей день остаются притчей во языцех…».

(Ника Симонова, драматург)

Спектакль в Театре Вахтангова – это попытка понять Нижинского как личность, с его одержимостью танцем, стремлением самовыражения; спектакль о его свободе в театре и несвободе в жизни, о страхах, страданиях и таком хрупком счастье. И эту субтильность мира Нижинского боишься разрушить и смотришь на происходящее затаив дыхание. Спектакль, где языком тела говорится больше, чем словом. Камерность зала Симоновской сцены позволяет прочувствовать историю Нижинского до кончиков пальцев и словно тенью идти вслед за Вацлавом.

Приглушённый свет и тихая музыка создают атмосферу сакральности происходящего. Из декораций – лишь старинная люстра, доходящая практически до пола и туалетный столик с несколькими баночками грима. В начале спектакля появится корзина апельсинов, которую по сюжету принесут в гримерку к Нижинскому, и запах этого южного фрукта будет сопровождать почти весь спектакль, олицетворяя собой символ солнца, как и сам Вацлав.

Роль Нижинского исполняет актриса Аделина Гизатуллина, сыгравшая главную роль Фриды и в первом спектакле Лейлы-Абу-Аль-Кишек «Фрида. Жизнь в Цвете». Аделина очень гармонична в образе танцовщика, ей удаётся детально передать душевное состояние Гения:

«В нашем спектакле главную роль исполняет актриса. И это для нас закономерно. Нижинский навсегда остался мальчиком, который так и не вырос, не стал мужчиной, он всецело отдавался стихии танца. Нижинский был неким фантомом, сгустком гениальности. Когда в этой роли выступает актриса, возникает эффект отстранения, появляется не конкретный человек, а яркий и ускользающий образ гения». (Лейла Абу-аль-Кишек, режиссер)

В диалог с Нижинским вступают и легендарный Сергей Дягилев, и Михаил Фокин, и Игорь Стравинский, появление которых предопределило развитие Вацлава как великого танцовщика. Они приходят и уходят. Женитьба на графине Ромола де Пульски становится неожиданным событием для всего окружения. Весь спектакль Ромола говорит по-французски, но зритель и так понимает её без перевода. «Меня не надо думать, меня надо чувствовать…» – говорил Вацлав.

Постановка Лейлы Абу-Аль-Кишек зеркально отражает жизнь великого танцовщика. Два действия спектакля как разделенная роковой чертой на две половины жизнь Вацлава. В первом действии показано стремительное движение к славе, знакомство с Дягилевым, признание, любовь публики, бесконечные овации, подарки. Во втором – стремительное падение, разрыв с Дягилевым, отстранение от труппы Русского балета, попытка создания своей собственной труппы, гастроли, безденежье. Силы Нижинского подорваны, он перестает танцевать. Его мучают бессонница, мания преследования, шизофрения. Происходит закат Гения и вместе с тем его духовное очищение. Единственным собеседником Нижинский в своих дневниках считал Бога.

У Вацлава была трагическая судьба, но он навсегда остался в истории гением танца, гением  балета. Его жизнь была как вспышка. Вспышка на солнце. И закатился он как солнце, оставив тот образ танцовщика, опередившего время.

Билеты

Текст Светлана Ковалева


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow