READING

Премьера в Театре «Около»: всё не так уж важно, ко...

Премьера в Театре «Около»: всё не так уж важно, когда к нам едет ревизор (с)

В театре «Около дома Станиславского» премьера: за Гоголевского «Ревизора» взялся ученик Юрия Погребничко – Антон Федоров. Как известно, театр «Около» – один из самых самобытных театров столицы с невероятно лояльной публикой, любящей и понимающей абсурд, кабаре, а также наивную простоту происходящего на сцене.

Новая постановка визуально и концептуально выдержана в стиле работ театра, но при этом режиссер говорит со зрителем на языке, к которому многие зрители, пришедшие на премьеру, оказались не готовы. Казалось бы, сюжет «Ревизора», равно как и текст, знают все – недаром произведение входит в школьную программу. Но Федоров берет все слова, убирает лишнее и фокусируется на главном – теме пустоты внутри каждого человека, внутри общества, внутри общественных процессов. Главное – даже не слова, так как первая часть действия вообще лишена внятного проговаривания реплик. Текст Гоголя дополнен встроенным в действие интервью Олега Каравайчука. Известный и очень эпатажный советский композитор импровизировал и рассуждал о Гоголе. Это трудно назвать классическим интервью, так как нет вопросов, но есть, кажется, бесконечный поток сознания и беспрерывная импровизация на рояле. Именно эта импровизация и становится музыкальным сопровождением спектакля и каждый звук лишь усиливает ощущение отрешенности, пустоты и в то же время абсурда и лихого веселья.

И без того гротескные образы Гоголя доведены до абсолюта, несколько первобытно-животного и хтонического. Больше половины персонажей вырезано из действия, но на цельности картины это никак не сказывается. Городничий похож на крысу, находящуюся в подземелье собственных страхов и невежества. Бобчинский и Добчинский, дополняя друг друга показывают разные человеческие реакции на шокирующие известия, а реплики одного из них и вовсе лишены слов, переходя в крик ужаса. В начале помещики появляются в крысиных масках. И вообще все персонажи – это крысы, которые выбираются из своих теплых нор (в стенах-декорациях зритель видит дыры) и не понимают, что же им делать при свете дня, ведь в норах гораздо уютнее. Ляпкин-Тяпкин и Земляника имеют не так много реплик, а по сути все персонажи сливаются в единого городничего.

Отдельно хочется отметить Семена Штейнберга, которого в «Около» пригласили на роль Хлестакова. Актер является частью труппы «Гоголь-центра», и кажется, что даже название постоянного места работы помогает в создании этого простого, но в то же время такого сложного и многослойного образа. Хлестаков получается совершенно неприятным и отвратительным, но в те минуты, когда он читает монолог о Петербурге, он меняется. Говоря о сокровенном, будто с самим собой, герой дает зрителю столько поводов для погружения в анализ, что даже спустя неделю после спектакля, ответов на многие вопросы не найдено. Сцена эта сделана так, будто герой оказывается наедине со всеми, но внутри собственного мира, максимально отрешенно, и в то же время очень увлеченно. На этом единстве и борьбе противоположностей, крайностей и одинаковостей и строится все действие.

Довольно трудно объяснить какие чувства вызывает спектакль, потому что при том, что ничего особенного не происходит, а речь актеров нарочито непонятна и скомкана, в то же время происходит так много, что зритель не всегда успевает осмыслить символы и аллегории. Этот спектакль не подойдет для учеников, которые знакомятся с произведением в рамках школьной программы, слишком он непростой для восприятия. Для поклонников театра «Около» – это своего рода экзамен на лояльность, многие сидящие в зрительном зале заметно нервничали от непонимания происходящего и уходили по ходу действия. Впрочем, уход зрителей актерами встречается достойно, вплетается в действие и обыгрывается.

Театр «Около» – создатель интересного и вневременного театрального контента для думающего зрителя перемудрил сам себя, но остался в выигрыше. В аннотации к спектаклю написано немного, зритель задается вопросами, ответы на которые не получает в спектакле, но начинает открывать внутри себя. Единственным понятным музыкальным сопровождением спектакля, помимо импровизаций Каравайчука, становится песня «Дельфины» в исполнении группы «Мумий тролль». И в этой музыке герои, зрители, и вообще всё вокруг «тонет-тонет, не потонет», а в конечном счете, как и лирическому герою этой композиции все становится не важно. Остается лишь вакуумная пустота внутри каждого человека.

Билеты

Текст Карина Чаплинская


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow