READING

«Обещание на рассвете»: все о моей матери...

«Обещание на рассвете»: все о моей матери

Лейла Абу-аль-Кишек поставила на Симоновской сцене самую известную книгу Ромена Гари, его роман-автобиографию «Обещание на рассвете». Историю всеобъемлющей материнской любви, ставшей как щитом, путеводной звездой и вечным проклятием сына на сцене разыгрывают двое – Анна Дубровская и Григорий Антипенко.

Антипенко (Гари) ведет нас по воспоминаниям своего героя: вот он из щеголя с усиками и в костюме «английского покроя» превращается в мальчишку восьми лет. И уже вихры, озорной взгляд, какая-то дурашливость, и в том, что мать протащит этого парнишку в ушанке за шкирку по сцене, нет уже ничего удивительного. Он всю историю своей жизни рассказывает с какой-то грустной, почти иезуитской смешинкой, упрямо пряча за эту иронию слезы и прячась сам. «Теперь у меня начали седеть волосы, но они плохо маскируют меня, я нисколько не состарился, хотя скоро дорасту до своих восьми лет». Этот невыросший мальчик сросся со своей матерью, они единое целое, и во взрослом возрасте уже не он живет свою жизнь, а она проживает придуманную для него. Поэтому ты так ждешь последней сцены, так радуешься угаданному режиссерскому решению их воссоединения. Надо отдать должное Григорий Антипенко чем-то даже похож на Гари визуально, особенно в сценах, когда уже взрослый Ромен пытается придать себе надлежащий вид, чтобы фотография понравилась маме. Сравнить его с оригиналом может каждый: достаточно просто взглянуть на афишу.

Анна Дубровская словно была создана для этой роли. Она филигранно играет на этой арфе эмоций, воссоздавая тот самый образ мамы, так четко выписанный и запомнившийся по книге. Все самые яркие миниатюры – ее, за исключением, пожалуй, Антипенко в роли человека-мыши господина Пекельны, проживавшего «на улице Большая Погулянка в городе Вильно». Но все равно самая смешная и вкусная сцена – это походы мамы на рынок и оригинальное решение с арией Царицы Ночи. Столько запоминающийся голос Анны здесь сам построен на колоратуре, как и эта известная ария. Она мастерски руководит вниманием зала, переходя от нежного шепота к учащенному разговору и вдруг взмывая до речи перед даже не толпой, не обществом, а всем миром и небом. «Ты станешь французским посланником, это говорит тебе твоя мать!»

Спектакль удивительно кинематографичен. Ты как будто бы смотришь хорошее старое кино, только вместо огромного количества персонажей перед тобой лишь два актера. Хочется отдельно отменить работу постановочной труппы. Художник Дина Боровик создала удивительный мир трех цветов и их оттенков: синего, белого и черного. Огромные полотна голубо-белой акварелью становятся и изящным салоном в Вильно, и Средиземным морем, и тем горизонтом, за который мы все когда-нибудь перешагнет. Вторит и свет: у софитов тоже нет других цветов. Лишь красная полоска на французском флаге да неизменные алые губы матери нарушают, а точнее дополняют эту строго-выстроенную гамму. Музыка уносит нас в ХХ-й век, а лейтмотивом становится «Амстердам» Жака Бреля.

Два с половиной часа с одним антрактом пробегают почти незаметно. Ты выходишь из зала, неловко смахивая слезу и напевая французский мотив. И хочется сразу писать друзьям: «Возьмите родителей, сходите сами, родился Спектакль».

Билеты

Текст Ольга Шишорина


INSTAGRAM
ldq.theatre