READING

«Сирано де Бержерак». Великая история любви в Теат...

«Сирано де Бержерак». Великая история любви в Театре на Малой Бронной

Прохожий, стой! Здесь похоронен тот,
Кто прожил жизнь вне всех житейских правил.
Он музыкантом был, но не оставил нот.
Он был философом, но книг он не оставил.
Он астрономом был, но где-то в небе звездном
Затерян навсегда его ученый след.
Он был поэтом, но поэм не создал!..
Но жизнь свою зато он прожил, как поэт!

«Сирано де Бержерак» – драма Эдмона Ростана, которую очень любят ставить на мировой сцене. Если верить Википедии, то первая постановка в России состоялась еще до революции. В 1898 году премьера прошла в петербургском театре «Литературно-художественного общества»: великая песнь о любви была переведена Т. Л. Щепкиной-Куперник специально для Лидии Яворской, сыгравшей Роксану. Прошли столетия, и по предварительным подсчетам только у нас в стране «Сирано» ставили более сорока пяти раз.

Постановка Павла Сафонова идет на Малой Бронной уже пятый год, и все это время «нос с гасконской гордостью несет» Григорий Антипенко. Антипенко воистину украшение этого спектакля и его главная движущая сила. Давно записанный в вечные герои-любовники, здесь он раскрывается в первую очередь как драматический, характерный актер. Его Сирано манит за собой не только своими стихами, но и благородством души. К концу спектакля у зрителей (и особенно зрительниц) не остается ни единого шанса: мы все покорены де Бержераком.

Версия Сафонова вызывает такие сильные эмоции не сразу: первые пятнадцать-двадцать минут сложны для восприятия – на сцене суета и кавардак. Мы знакомимся со всеми второстепенными персонажами драмы, которые в радостном возбуждении делятся новостями и сплетнями Парижа, флиртуют и спорят, собираются в театр. Именно в театре мы и увидим впервые главного героя. Его появление обрамлено возгласами толпы, а сам он сразу же ввязывается в обмен остротами и заставляет бежать своих соперников. В этот же момент на сцене впервые появляется Роксана (Ольга Ломоносова). У Ломоносовой с Антипенко давно состоявшийся дуэт, известный зрителям и по театру, и по телесериалам. В их пару удачно вписывается третий угол любовного треугольника – Дмитрий Варшавский в роли красавца Кристиана де Невилета. В будущем все остальные герои спектакля станут лишь красивым обрамлением, а история будет развиваться исключительно через эту троицу.

При этом в числе второстепенных героев есть очень интересные, колоритные персонажи. Это и неудачливый в браке и бизнесе Рагно (Владимир Яворский) вместе со своей фривольной женой Лизой (Мариэтта Цигаль-Полищук),  и пьянчуга-балагур Линьер (Максим Шуткин) в огромной несоразмерной шляпе вместе с храбрым и печальным капитаном Карбоном де Кастель-Жалу (Дмитрий Гурьянов). Отдельно стоит герой Александра Никулина – граф де Гиш, герцог де Грамон. Успешный во всем, кроме любви, вельможа всеми силами пытается завладеть вниманием и сердцем Роксаны, но всегда и во всем остается на вторых ролях.

Спектакль нельзя назвать классическим, во многом он балансирует на грани, и в первую очередь это происходит из-за художественных решений. Здесь не стоит ждать гвардейских плащей или вечерних туалетов для Роксаны. Художник по костюмам Евгения Панфилова подошла к оформлению спектакля смело, настойчиво сочетая гротеск и легкий фарс. Поначалу костюмы шокируют: здесь сочетаются декадентство начала XX века с отсылками к «Кабаре бродячая собака» и, почему-то появляющийся в коротких штанишках, почти как школьник, Кристиан; совершенно невообразимые костюмы Ломоносовой (Роксана), больше подходящие Элизе Дулитл в её бытность цветочницей, и подтяжки на голое тело в лучших традициях театра Виктюка. Все смешалось, и это очень усложняет восприятие первого действия. Во втором этот дисбаланс выравнивается: происходящее на сцене начинает восприниматься гармонично.

Работа Мариуса Яцовскиса в качестве художника-постановщика, наоборот, помогает постановке стать цельной. Хорошо знакомый зрителям театра Вахтангова по работам над спектаклями Туминаса и Холиной, на сцене Малой Бронной он, задействовав минимум средств, создает для нас и Париж, и поле сражения под Аррасом, и обитель сестер-монахинь, в которую удалится в конце повествования Роксана.

Но вернемся к Сирано. «Поэты – божественные стрекозы». Герой Антипенко, бравирующий храбростью и резкостью, скрывает ото всех свое глубокое одиночество и огромную душу. Ради любви к Роксане он отрекается от собственного счастья, лишь бы не разбились мечты о счастье любимой им женщины. Мы следим за Сирано с трепетом, с болью, до самого последнего момента желая ему получить все, что он заслуживает от окружающего мира. В первый момент появляясь перед нами в образе храброго гасконца он медленно перевоплощается в трагика: чем-то напоминающий ворона своими всклокоченными волосами, чем-то грустного Пьеро в черном костюме и белой фрезе[1], полностью подавленный своим «страшновеликим носом» Антипенко порой играет одними глазами. Это настоящий парад образов: чего только стоит его «человек с Луны» или диктовка с помощью одних только жестов пламенных речей для Кристиана (и, конечно, для адресата этих слов – Роксаны).

Не стоит забывать, что «Сирано де Бержерак» – драма, написанная в стихах. Красота, спрятанная в рифмах, укутывает зрителя. Шутливые строфы сменяются лирикой. Иногда хочется просто закрыть глаза, и просто отдаться этому потоку чувства, как водопад бурлящему на сцене и ниспадающему в зал.

Эдмон Ростан написал одну из величайших историй о любви. На сцене театра на Малой Бронной она поставлена так, что зритель в конце не может не плакать, не может не устроить овацию. А если с вами этого не произойдет, автор этого обзора обязуется съесть свою шляпу.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

[1] Классический кружевной воротник XVI века


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow