READING

ШДИ: «Путешествие Пушкина в Африку» или магическое...

ШДИ: «Путешествие Пушкина в Африку» или магическое «если бы»

В театре невозможное становится возможным и всегда есть место для экспериментов. Воображение и   магическое «если бы» режиссера и актеров создают новые миры с «истиной страстей и правдоподобием чувствований». На сцене театра Школа драматического искусства родился новый спектакль «Путешествие Пушкина в Африку», который насквозь пропитан магией предлагаемых обстоятельств. А что если умирающий Пушкин отправится в путешествие в далекую Африку, побывает в разных странах и даже встретится с Бродским? Именно эти вопросы легли в основу спектакля Михаила Уманца. Режиссер совместно с хором театра создали музыкальный спектакль в жанре фантастической поэмы о путешествии, которого никогда не было. Ведь Александр Сергеевич был невыездным и никогда не покидал пределов России. Тексты Пушкина переплетаются с поэзией Бродского и музыкой Чайковского, Генделя, Рахманинова и Хачатуряна. Всё вместе образует цельную историю о судьбах, мечтах и думах русских поэтов.

Спектакль начинается еще до прихода зрителей. Открывается дверь, и из нее доносится пение. Пушкин лежит на смертном одре, а вокруг него стоят люди в цилиндрах и фраках, поют его последние песни. Он вспоминает о былом и просит священника, причитающего о его рассеянной жизни, не стонать.

«Под небом Африки моей,

Вздыхать о сумрачной России,

Где я страдал, где я любил,

Где сердце я похоронил».

Мысли поэта уносят его далеко в мир фантазий, и он решает покинуть «скучный брег». Впереди его ждет полёт над заснеженной Россией, остров с русалками и золотая рыбка. С волнением и тоской он стремится к прекрасным берегам Тавриды, вздыхает по калмычке и причаливает на корабле в Венецию. Там происходит встреча с другим поэтом, который предстает сначала в образе экскурсовода, окруженного толпой китайцев с селфи-палками. Пушкин представляется Бродскому как «потомок негров безотрадный, повеса праздный». Дмитрий Репин создает карикатурный образ Пушкина, в котором считывается его веселый нрав и некая детскость. Бродский – его полная противоположность, он спокоен, говорит очень ровно, монотонно, но безумно красиво. Он завораживает. И в этом двойная заслуга режиссера, так как Михаил Уманец сам исполняет эту роль. И, кажется, что Пушкин и Бродский чувствуют друг в друге родственную душу. Диалоги о красоте и эстетике, судьбе и роли поэта связывают судьбы тех, чье призвание «глаголом жечь сердца людей». И под «Буря мглою небо кроет…» они продолжают путешествие уже вместе. На острове мёртвых они находят место, где Пушкин погребён, встречаются с казненными декабристами и поминают великих мира сего. Авантюрный дух путешествия по ходу развития действия сменяется минорными нотами. Спектакль заканчивается эпитафией. Пушкин отправляется «туда, где смерти нет» и прощается с лирой, превращаясь в памятник.

Путешествие Пушкина в Африку оказывается коротким и стремительным. Режиссер насыщает свою историю многочисленными образами из произведений поэтов. Здесь нет тяжелых декораций, предметов эпохи. Простая простыня из ложи поэта делается облаками , а затем и экраном для мультипликационного полета Пушкина. Коробки в стиле лего выстраиваются в башни и корабль, а пиксельные «танчики» в руках корабельщиков становятся веслами.

Особую роль в постановке играет хор, который не только поет, но и активно участвует в действии. Хор в виде витязей прекрасных встречает Пушкина на границе, обращается в русалок и корабельщиков, декабристов и сопровождает героев в их нелегком пути. Голоса хора просто изумительные и передают все оттенки «песни души». Зрители услышат и фольклорные мотивы, и каноны, африканские напевы, сопровождаемые ударами дарбуки и лиричную песню из программы «В мире животных».

Из союза «музыки и лиры» получился отличный спектакль, который на час с небольшим заставит вас погрузиться в мир образов и фантазии.

Билеты

Текст Татьяна Панкова


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow