READING

Интервью с Варварой Коровиной: «Театр для детей — ...

Интервью с Варварой Коровиной: «Театр для детей — такой же полноценный театр, как и взрослый»

Совсем скоро, с 27 октября по 4 ноября, в Воронеже пройдет четвертый детский театральный фестиваль МАРШАК. В этом году куратором фестиваля стала Варвара Коровина – известный московский продюсер и создатель проекта по бэби театру. Варвара рассказала LOCALDRAMAQUEEN.moscow про сильную сторону российского театра для детей и что ему стоит перенять у зарубежных коллег, про возможные эксперименты в современном детском театре и что нового она привнесла как куратор в программу предстоящего фестиваля.

Беседу вела Анаида Иванова

 

Как давно вы занимаетесь детским направлением в театральной деятельности?

Около семи лет. Я окончила РАТИ, потом магистратуру по социо-культурным проектам. Занималась PR, журналистикой в театре и современном танце. А когда у меня родился второй ребенок, вдруг начала заниматься театральной педагогикой – я три года вела театральную студию в Литературном музее, и продвижением классных независимых театров для детей. В 2014 году в «Школе театрального лидера» (организованной Центром им. Мейерхольда и «Золотой Маской») мы с коллегой создали проект по бэби театру. Организовывали школы и лаборатории для профессионалов, привозили известных европейских режиссёров, работающих с малышами, выпускали спектакли и делали фестивали.

Довольны ли вы уровнем детских спектаклей в России сегодня? Назовите, пожалуйста, достойные примеры.

Если 10 лет назад у меня было ощущение, что классного, честного горизонтального театра для детей у нас почти нет, то сейчас, думаю, ситуация меняется. Большую роль в этом сыграл фестиваль «Большая перемена». Он путешествовал по всей стране и благодаря ему словно раздвинулись рамки возможного в театре для детей. Было привезено очень много европейских театров и спектаклей. Сейчас я сама много езжу по детским театральным фестивалям по всему миру, и теперь уже мне приходит в голову мысль: как жаль, что российский театр почти не представлен на таких форумах. У нас есть классный детский театр. Из примеров я назову частные театры «Karlson Haus» (Санкт-Петербург), «Творческое объединение 9» (Москва), театр «Моника и дрозд» (Москва), «Театр вкуса» (Москва), проекты режиссера Александры Ловянниковой в разных театрах страны всегда вызывают интерес (например, «Я озвучиваю мультик» Театра на Литейном (Санкт-Петербург)). Из большой формы – это Красноярский ТЮЗ со спектаклями Романа Феодори, это Театр кукол им. С.В. Образцова – «Турандот» и «Старый сеньор». Интересна последняя работа Екатерины Корабельник по роману Кейт Ди Камилло – спектакль «Спасти супербелку». И отличные мюзиклы делает Тереза Дурова в Театриуме на Серпуховке.

Есть ли зарубежные примеры, зарубежный опыт, которые хочется перенять? Расскажите о нем.

Мы начинали делать бэби театр в России, опираясь на европейские практики. В Италии подобный театр существует с 70-х годов 20-го века. Есть наработанные практики, своя философия. Сильная сторона российского театра для детей — это актерская школа, сформировавшаяся благодаря развернутой инфраструктуре детских театров по всей стране. Но вот чего частенько не хватает – это уважения к ребенку, отношения к нему как к равному, умения находить диалог с детьми разного возраста. А европейский, израильский театр для детей пронизан уважением к ребенку, он развернут в сторону ребенка. Важно слышать детей и тогда они будут в театр возвращаться. Ну и еще, конечно, мировой театр для детей не так зациклен на литературной основе. В Германии, Италии, Дании, Нидерландах, Израиле очень часто тексты или сюжеты сочиняются театрами, пишутся современные пьесы, много ставится современная литература. И это очень свежо, это интересно и родителям, и детям. Конечно, детская классика ставится по всему миру, но всегда должно быть место новым текстам и авторам на сцене.

Детский театр – это развлечение или скорее образовательный проект?

Театр – место, где вы получаете живой опыт, живое переживание, о котором потом разговариваете, которое вас трогает, создает поле общения. Это та важная ценность театра, о которой мы часто забываем. Сейчас детям и родителям не хватает таких содержательных пространств. Театр всегда про это – про сильные эмоции, про подключение. Самая большая наша беда  в том, что мы хотим театр втиснуть в те рамки, которые не предназначены для него. И если мы снимем все негативные смыслы, приклеившиеся с советских времен к слову «развлечение», то, конечно, я готова согласиться, что театр через игру говорит с людьми про важные вещи, конфликты, философию, жизнь.

Фестиваль «Маршак» в этому году проводится уже в четвертый раз. Во многом программа любого события, тем более фестиваля, определяется видением куратора. Каким вы видите фестиваль в этом году? Привнесли ли вы в него свои идеи и мечты?

Я люблю этот фестиваль и для меня большая честь, что мне доверили отбирать программу 2018 года. Мне кажется, кураторам фестиваля всегда было важно привозить в Воронеж современный театр для детей. Разный, но обязательно  современный. Я стараюсь этой линии придерживаться. И впервые будет большой блок спектаклей для самых маленьких зрителей. Еще мы привезем невероятной красоты пластический, акробатический спектакль по мотивам японской поэзии «Я-Басё» «Упсала-Цирка». В спектакле участвуют дети с синдромом дауна. В прошлом году спектакль стал лауреатом престижнейшей «Золотой маски».

Будут ли в этом году в программе спектакли, в которых играют дети? Если да, то какие?

Инклюзивный проект «Я-Басё» «Упсала-Цирка»

Какие, на ваш взгляд , существуют основные мировые тенденции в детском театре сейчас? И что ждать от детского театра в будущем? Возможны ли в нем эксперименты?

Этот вопрос тянет на целое интервью! На мой взгляд, в этом смысле театр для детей ничем не отличается от взрослого. Эксперимент – это важная часть театрального процесса, без него нет развития. Детский театр экспериментирует бесконечно. Например, прекрасное независимое издательство «Самокат» инициировало лаборатории по современным детским книгам в Большом театре кукол (СПб), на фестивале «Арлекин», на фестивале «Золотая маска». Благодаря этому появилось много спектаклей на основе их книг в разных российских театрах. На фестивале «Маршак» «Самокат» организует ряд дискуссий о детских книгах и организует выставку «Театр» по только что изданному театральному словарю для детей.

В программе фестиваля много спектаклей для самых маленьких, начиная с возраста 0+. Как вы считаете, такой театр детский или больше семейный? И родители здесь такие же активные участники, как и дети?

В разных странах по-разному смотрят на этот вопрос. Бэби театр в Италии и Германии – это групповые походы детей с воспитателями в театр. В России бэби театр – это чисто семейные походы. И тут важно, что спектакли дети воспринимают через родителей, а родители через детей. Авторам важно научиться работать так, чтобы спектакль оказался интересен и родителю тоже, трогал его, заставлял задуматься, вызывал интерес, и ни в коем случае, не «сюсюкал» с ребенком. Бэби театр – это большой вызов для художника. После спектакля Александры Ловянниковой «Снежный ветер» все остаются под впечатлением, но особенно почему-то  папы. Подобный эффект должен производить театр, и театр для малышей, в частности.

Стоит ли режиссерам детских спектаклей отдельно работать со взрослой аудиторией?

Нет никакой резервации, в которой находился бы детский театр. По крайней мере, не должно быть. Театр для детей — такой же полноценный театр, как и взрослый. Просто, если художнику интересно говорить с детьми, он ставит для них спектакли, а когда хочется разговора со взрослыми – делает спектакли для взрослых.

 

Информация о фестивале


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow