READING

«Мой друг Гамлет» от Саха академического театра им...

«Мой друг Гамлет» от Саха академического театра им. П. А. Ойунского: шекспировская трагедия с азиатским колоритом

У зрителей, пришедших 8 апреля в московский Театр имени Пушкина на спектакль Саха театра им. П.А. Ойунского «Мой друг Гамлет», представленный в рамках фестиваля Золотая маска, не было ни единого шанса увидеть классическую версию трагедии Шекспира. Художественно-постановочная группа во главе с режиссером Сергеем Потаповым представила весьма необычную интерпретацию «Гамлета», которая не только не имеет стилистической чистоты, но и с трудом укладывается в рамки какого-либо жанра. Самая длинная пьеса великого Шекспира компактно уложена в два с половиной часа сценического действия (и это с учетом антракта) и сыграна на якутском языке (таким образом, текст претерпел двойную трансформацию при переводе с английского – через русскоязычный вариант, который зрители слышат в наушник в театре, – в итоговую версию). Спектакль сыгран в духе чёрной комедии и представляет собой мощный, яркий и громкий разнокалиберный замес из китайских боевиков, постмодернистского театра, фильмов Тарантино, аллюзий на арабские сказки, дополненный образами современной массовой культуры Востока и Запада, якутскими мотивами, караоке, грохотом счетов, национальными костюмами, игрой в пинг-понг, ярким неоновым светом в лампах-трубках, азиатским драконом, паром электронной сигареты, – и похож больше на кино, воссозданное на театральной сцене.

Номинант Золотой маски 2019 года в нескольких категориях, «Мой друг Гамлет» – это калейдоскоп разноплановых эпизодов, соединенных классической сюжетной линией, представленной в совершенно особенной манере. Насколько значимо влияние «Гамлета» на мировую драматургию и культуру в целом, зрителю наглядно демонстрируют под занавес спектакля – после финальной сцены боя Гамлета и Лаэрта на якутских ножах батыйа и последующего заключительного монолога, видеопроектор в течение нескольких минут выводит на полотно-экран названия постановок разных театров в разные годы – так создатели якутского «Гамлета» будто подводят итог собственной работы: еще не вписывая себя в один ряд с другими постановщиками, но подразумевая свой вклад и очередное переосмысление классики.

Вместе с уже хорошо известными зрителям (по спектаклям ведущих российских режиссеров) приемами, Сергей Потапов использует множество действительно оригинальных находок и эффектных трюков, забавных сцен и комичных оборотов. Кажется, вся жизнь шекспировских героев проходит в дурашливой манере, как будто смерть или бой – очередной раунд в компьютерной игре. Контраст выбранной режиссером формы и привычного классического содержания то усиливает вау-эффект, то приводит в замешательство. И если китайский карнавальный дракон на сцене в драматическом театре нам не в новинку, неоновые конструкции последние несколько лет регулярно используются в сценографии практически всех театров, актерами в спортивных костюмах давно никого не удивить, а образ изрядно подвыпившей и оттого еле стоящей на ногах на протяжении всего спектакля Гертруды уже стал буквально каноническим, то череп Йорика в виде рентгеновского снимка, финальный поединок Гамлета и Лаэрта в стиле компьютерных игр 90-х, Призрак отца Гамлета в образе якутского воина в доспехах, Полоний в котелке, с большими грохочущими деревянными счетами, в услужливо-внимающей позе, потасовка на корабле в стиле массовых драк из китайских боевиков, могильщики, ведущие разговор за поеданием лапши быстрого приготовления, игра на хомусе, Горацио в костюме Чёрной Мамбы из тарантиновского «Убить Билла» – все эти приемы из арсенала Сергея Потапова выглядят действительно свежо, необычно и оттого врезаются в память.

И дело тут не только о визуальной составляющей. Не ограничиваясь оригинальной сценографией (которая, собственно, состоит только из неоновых ламп и рамы, пары скамеек и опускающихся на несколько минут декораций, имитирующих швейную фабрику, – на фоне черной пустоты сцены), костюмами и звуковым сопровождением (после занавеса московских зрителей ждала небольшая дискотека в стиле техно), создатели спектакля на новом, непривычном уровне раскрыли образы героев, частично переписав их и наделив новыми чертами. Поэтому главными персонажами шекспировской пьесы стали: Клавдий в обличии современного азиатского диктатора, немногословный и трусоватый; похожий на карикатурного клерка эпохи немого кино Полоний, прислуживающий то здесь то там, который постоянно будто постоянно всем своим видом извиняется за свою трусость и малодушие; Офелия в образе тайской танцовщицы или корейской поп-звезды, которая не вызывает ни участия Гамлета, ни сожаления близких (до самого момент своей гибели), похожая на милую ладненькую куклу, – для услады глаз публики; лениво-агрессивный Лаэрт, в котором нет ни намека на «настоящего джентльмена, обаятельного в обращении и прекрасной наружности» и которого обычно сопровождает банда, будто вышедшая на свет из подполья китайских кварталов; безразличная к происходящему и вечно пьяная Гертруда; наконец, сам Гамлет (Роман Дорофеев) – недолюбленный подросток с замашками итальянского мафиози, заблудившийся между тем, что такое «хорошо» и «плохо», яростный, чуждый жалости, насмешливый, ироничный и сам вызывающий насмешку.

Вся эта разудалая пёстрая компания, разыграв драматической действие, как будто спрашивает в финале спектакля у зрителя: достойны ли они занять место в истории? Были их страдания и смерть напрасными? С благородством они встречали испытания? Вспомнят ли о них потомки? По крайней мере, Горацио дал обещание никогда не забывать своего друга Гамлета и поведать всем его историю жизни и смерти. И обещание это, как мы видим, сдержал.

 

Текст Алена Азаренко

Спектакль «Мой друг Гамлет» был номинирован на премию «Золотая маска» 2019 года в 4 категориях:

«Драма / спектакль большой формы»

«Работа режиссера (Сергей Потапов)»

«Работа художника (Михаил Егоров)»

«Работа художника по костюмам (Сардана Федотова)»

Фотографии: Дмитрий Дубинского с сайта www. goldenmask.ru, интернет-издание sakhalife.ru.

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow