READING

«Дон Жуан» в Сатириконе: два взгляда...

«Дон Жуан» в Сатириконе: два взгляда

«Дон Жуан» в Сатириконе — неистовая комедия для долгого осмысления

фото: satirikon.ru

«Неистовая комедия» от Егора Перегудова стала для поклонников Сатирикона и подарком, и интригой, и ярким финалом сезона, и одной из ярчайших премьер театра за последние пару лет. В исполнении лучших актеров Сатирикона — немного фарса, немного фантасмагории, приличное количество юмора, шуток разного толка, ярких приемов, неожиданных эпизодов, много драмы и тянущая, гложущая горечь во втором акте- все это поистине неистовое трехчасовое действие затруднительно обозначить каким-либо привычным жанром. В этом Доне Жуане, безусловно, прочитывается что-то из арсенала Юрия Бутусова: кросс-кастинг, гротеск, современная музыка для иллюстрации классических сцен, имитация замедленного движения, реплики в зал, а не друг другу, необычная манера общения (Григорий Сиятвинда и Елизавета Мартинес Карденас в ярких современных рыбацких костюмах задорно выясняют отношения с нарочитым вологодским оканьем).

В спектакле вообще много необычного, я бы сказала, незаурядного — буквально, от эпизода перед началом действия и до финала. Дон Жуан в исполнении Тимофея Трибунцева — не хрестоматийный герой-любовник и пылкий соблазнитель, а скорее дерзкий философ, циник, мечущийся между желаниями и потребностями, между логикой и чувствами, между спасением и гибелью (будь то разъяренные гребцы или статуя командора). Девушки, новые красотки, новые жены — для него не цель и даже не удовольствие, а средство существования, способ познания и выражение себя. Сганарель-Райкин — не простак и не сердобольный слуга, тихо ненавидящий хозяина, а его полновесный антипод, мудрец, оппонент, проповедник отвергаемых доном Жуаном истин, да что там — одна из звезд спектакля (возможно, самая яркая и все-таки то и дело затмевающая главного героя). Сганарель то давит собой, то оттеняет, то дополняет хозяина: их непрекращающийся спор является и причиной, и содержанием, и следствием натуры каждого и естественным состоянием их отношений. Они оба не могут без этого спора, без поучений и подзадориваний (одна только сцена разговора Сганареля с неким воображаемым распутным неблагочестивым господином чего стоит!).

фото: satirikon.ru

Отдельного внимания заслуживает сценография спектакля. Темная винтовая лестница в центре сцены, на и вокруг которой происходят все действия, -первая и вполне справедливая ассоциация — «извилистый долгий путь от чистилища к Небу и обратно». Как бы не так. Лестница то и дело медленно вращается, и перед зрителем проходит и повторяется…бесконечный жизненный путь. Каждого героя. По кругу. За целью. От почти или все-таки достигнутой цели. За желаниями. От преследователей. В поисках счастья. Побег от разочарования, от горя, от боли. Гонка за утешением. Лестница вращается, череда жизненных событий то мрачными, то яркими картинками, будто выхваченными прожектором из темноты, проходит перед зрителем, но в этой жизни ничего не меняется: ни цинизм и привычки Дона Жуана (того самого, по убеждению которого «постоянство годится только для чудаков»), ни любовь и скорбь доньи Эльвиры (небольшая, но очень весомая роль Агриппины Стекловой, которая будто шагнула с чеховских дачных подмостков из сатириконовской же «Чайки» сюда, в постановку к Егору Перегудову), ни стыд за бесчестного сына — у дона Луиса (пронзительная сцена— красный-серый-красный, по этажам лестницы, -отец — слуга-сын, Большов-Райкин-Трибунцев), ни жажда отмщенья и обида братьев (все одновременно в исполнении Антона Кузнецова — умеренно эпатажная и трогательная роль).

Во время финальной сцене (а она тоже не каноническая в этот раз) под звуки не то бьющегося механического сердца, не то скрежета вращающейся лестницы, не то стук колес уходящего поезда, — вдруг обнаруживаешь себя вот с таким грузом на душе: всех жалко и не знаешь, кому сочувствовать больше; все в этом спектакле — от дона Жуана до нищего — трогают настолько, что не сразу понимаешь, какие именно ощущения остались сегодня после просмотра; переживаешь, но не знаешь, о чем или о ком именно и как это выразить словами: вроде, только что хохотал во время разухабистого первого акта, а теперь кромешная темнота и ком в горле. Безусловно одно: «Дон Жуан» в сатириконовской версии — спектакль, о котором долго вспоминаешь, который осмысливаешь после просмотра намного больше и глубже, чем сидя в зале.

Автор: Алёна Азаренко

Дон Жуан в «Сатириконе»: неистовая комедия и искушение для зрителя

фото: satirikon.ru

Театр «Сатирикон» отметил окончание сезона премьерой «неистовой комедии» (так определен жанр) Мольера в постановке Егора Перегудова.

С переводом и текстом обходятся немного вольно, но не пошло, поэтому современные речевые обороты чувствуют себя наравне с Мольеровскими. Постановка лаконична внешне, но при этом сделана с размахом.

Занавеса нет, зритель сразу попадает в пространство спектакля. А пространство интересно — вавилонская башня посреди сцены и разбитый асфальт вокруг нее. Башня двигается и используется как едва ли не участник действия. С небес то и дело валятся предметы различной степени нелепости. При всей основательности и неизменности пространства, оно не кажется статичным и конечным, пребывая в постоянном развитии. Зиккурат не случаен: Дон Жуан во время всего действия отрицая небеса «строит» свою башню, возводя собственное имя до небес. Как и в библейской истории, эффект, которого он добивается, абсолютно обратный: командор уводит его под землю. Собственно, сюжет старый и известный, поэтому в его интерпретациях самым интересным становятся детали и как и кем это сделано.

Постановка очень крепкая, детали продуманы, но главная удача постановки — сам Дон Жуан, которого играет Тимофей Трибунцев. Московским театралам про его талант рассказывать не нужно, но тут зритель погружается с головой в эти чарующие краски игры, восхищается харизмой, и немного слепнет от таланта. В то, что это настоящий Дон Жуан, способный за несколько минут украсть сердце любой девушки, не сомневаешься ни минуты, настолько он убедителен. Его первый выход настолько прост и в то же время эффектен, что дает ощущение полного присутствия с первых же минут спектакля.

фото: satirikon.ru

Так как комедия заявлена «неистовой», то и играют все неистово. Константин Райкин выступает в своем излюбленном амплуа последних лет. Его Сганарель — умудренный жизнью человек неопределенного возраста, который со сцены сеет разумное, доброе, вечное, рассказывает о морали, приводит в чувства. С этим он справляется как всегда мастерски, технично, с надрывом, смешивая разные краски палитры своего актерского диапазона, хоть и зачастую сводя его в назидательное брюзжание.

Эльвиру в постановке играют попеременно две актрисы. В последнем спектакле сезона в этом образе вышла Дарья Урсуляк. Ее Эльвира получилась нервной, измученной ревностью, переродившейся в неприятное существо, к которому испытываешь одновременно и жалость и брезгливость.

Владимир Большов в роли отца в ярко-красном пальто захватывает внимание и является одновременно и красной тряпкой, раздражающей Дон Жуана, и при этом же ярким маяком среди моря порока, в котором тонет его сын.

Антон Кузнецов в роли Дона Карлоса — режиссерская победа на поприще комедийного жанра. Его сцены доводят публику до слез от смеха и позволяют зрителю совершенно по-другому взглянуть на знакомого персонажа.

Эпизодические роли сделаны и вовсе с невероятной любовью и невероятным юмором. Все же московский зритель погряз в драмах, и бойких, интересно и хорошо сделанных комедий у нас не так много.

Вообще, иной раз кажется, что спектакль — набор очень смешных, хорошо сделанных этюдов на заданную тему. Если бы не наличие сквозных персонажей и очень сильных работ Трибунцева и Райкина, спектакль мог бы развалиться и уйти в набор фарсовых сцен на тему.

К концу спектакля режиссеру удается достичь невероятного эффекта: зрителю предлагается самостоятельно определить отношение и к ситуации, и к Дону Жуану. Праведническое брюзжание Сганареля не воспринимается как единственная точка отсчета, как во времена Мольера. В постановке Перегудова зритель видит картинку под разными углами, а значит может и должен сам для себя решить: кто же такой Дон Жуан, ругать его или сострадать ему.

Автор: KarinaCha


INSTAGRAM
ldq.theatre