READING

Одна пьеса, множество воспоминаний, кошка на сцене...

Одна пьеса, множество воспоминаний, кошка на сцене и Чехов. Новая постановка Дмитрия Крымова в ШСП

На сцене «Школы Современной Пьесы» вышла ожидаемая премьера Дмитрия Крымова «Все тут». Постановка, за основу которой взята американская пьеса «Наш городок» Торнтора Уайлдера, этюды невышедших спектаклей и калейдоскоп обрывков воспоминаний режиссера.

Начало пьесы зрители посмотрят не единожды: каноном сменяемые образы, репетиционные моменты и воспоминания о родителях, опыте просмотра автора постановки составляют канву спектакля. Сначала мы увидим просто начало спектакля. Потом окажется, что это спектакль в спектакле. А на сцене появляется герой – сам Дмитрий Крымов, сыгранный актером. Этот Крымов-персонаж делится со зрителем моментами своей юности, своими переживаниями и воспоминаниями о родителях и близких людях.

фото А. Иванишин

В театре Крымова звучат очень личные высказывания и образы его родителей всегда незримо присутствуют в постановках. Но тут образы материализовались: мы видим Эфроса и Крымова, пришедших в театр вместе. Они вместе смотрят «Наш городок» в середине 70-х, привезенный в Москву американским театром «Arena Stage». Возможно, именно эта постановка повлияла на весь творческий путь Крымова, ведь не зря именно ей он посвятил целый спектакль.

Следующий «Наш городок» мы увидим уже с грузинским колоритом. Это тоже воспоминание, в год смерти Анатолия Эфроса его друг, грузинский режиссер Михаил Туманишвили, привез свое прочтение пьесы в Москву и посвятил постановку памяти режиссера. Грузинский колорит добавляет шарма и нашей постановке. Тут уже театр в театре в театре настолько запутывается и переплетается, что теряешь какую бы то ни было сюжетную линию и просто наслаждаешься каждым мгновением постановки.

фото А. Иванишин

Перед спектаклем Крымов, рассказывая о постановке сказал, что пьеса «Наш городок» для него о смысле жизни, и он – в самой жизни. Каждое мгновенье не похоже на предыдущее и грядущее, опыт и переживания уникальны и характерны только для момента. И находясь внутри постановки, несколько раз слыша один и тот же текст начала пьесы в исполнении одних и тех же актеров, понимаешь, что каждый раз – это новый опыт, новое восприятие, новое мгновение жизни.

Изучая эту уникальность каждого момента, величие и красоту как счастливых, так и грустных моментов своей жизни, Крымов дает каждому зрителю возможность окунуться в свой омут памяти. Но самая интересная штука заключается в том, что весь этот опыт, уникальный для Крымова, легко накладывается на твою собственную жизнь. Наблюдая за родителями и друзьями режиссера, оживающими на сцене, зритель может представить на месте героев себя и своих близких и переживания не станут менее яркими или неправдивыми. Сама форма спектакля, завернутый сюжет практически без сюжета, не даст зрителю заскучать или вздохнуть от скуки.

фото А. Иванишин

Полное погружение в происходящее возможно как и всегда в постановках мастера благодаря нескольким составляющим: сам материал, о котором уже сказано выше, сценография Марии Трегубовой и актерские работы.

Крымов сказал, что излишняя роскошь театра на Неглинке его очень смущала. Поэтому зал выглядит будто только-только после пожара. С почерневшими стенами. Подмостки скрипят, старая мебель и костюмы. В какой-то момент по сцене пробегает кошка. Она пробежит еще раз на тех же словах, но ее пробежка как и все остальное уже не будет такой же как в первый раз. На сцену вылетают и голуби, которые останутся здесь до конца действия и будут мирно существовать рядом с актерами, проживая свою голубиную жизнь на сцене.

фото А. Иванишин

Про работу с актерами у Крымова можно написать отдельное исследование. О Марии Смольниковой в его постановке говорили много раз. Она как всегда органична и разнопланова. Ее эпизоды невероятно талантливо и нежно сделанные, очень чутко и тонко выверенные. Ее персонажи многогранны и выделяются среди остальных яркостью, комичостью, пронзительностью одиночества и такой щемящей ностальгической тоской. Смотришь на ее Соньку–Золотую ручку и возникает ощущение ностальгии по тому, чего никогда не было и чему скорее всего не суждено случиться. Помимо Смольниковой яркими эпизодами обладают и другие актеры, а Александр Феклистов, играющий помощника режиссера, становится настоящим помощником, собирая действие и эпизоды-воспоминания в единое действие.

фото А. Иванишин

Крымову опять удалась та магия, которую он проделывает со зрителем многие годы. Он рассказал очень личную для него историю, а она становится едва ли не более личной и интимной для каждого зрителя. Такие спектакли складываются в шкатулку с воспоминаниями и бережно хранятся. Возможно, для того, чтобы потом самим стать спектаклем, сотканным из воспоминаний.

Билеты

Текст Карина Чаплинская


INSTAGRAM
ldq.theatre