READING

Настроение Испании в центре Москвы: выставка «Чаеп...

Настроение Испании в центре Москвы: выставка «Чаепитие с Дульсинеей: начало двух веков»

В доме-музее М.Н. Ермоловой проходит выставка «Чаепитие с Дульсинеей: начало двух веков», посвящённая женским испанским образам на русской театральной сцене в начале XX века и в начале века XXI. Дульсинея здесь – собирательный образ всех испанок, воплощаемых на русской сцене (Дульсинея, Кармен, героини Лопе де Веги), образ истинной мечты: недоступный, желанный и притягательный.

Выбор места проведения выставки неслучаен. В 1876 году двадцатитрехлетняя Мария Николаевна Ермолова сыграла роль Лауренсии на своём бенефисе и имела настолько фантастический успех, что зал пылал от восторга и буквально ревел, лишь стоило ей выйти на сцену. Спустя десять лет после той памятной роли и первой Лауренсии на российской сцене, Ермолова играла роль Эстрельи в другой драме Лопе де Веги «Звезда из Севильи».

«Чаепитие с Дульсинеей» – это испанские страсти, которые кипят даже в эскизах театральных костюмов и декораций к спектаклям.

Пели все. Женщины танцевали под пение, стучали каблуками – они то перегибались назад и ногой подбрасывали юбки кверху, то, подбоченившись одной рукой, гордо и серьёзно шли одна за другой. В этом была Испания – я нигде не видел такого танца. Но почему, несмотря на другую природу, обстановку, весь иной лик, я чувствовал себя, будто я в Москве?.. В чём дело? И вдруг понял, в чём похожи испанцы на нас: в радушии и разгуле. Казалось, что и здесь какой-то вечный праздник, точно никто ничего не делает, как и у нас…

Из воспоминаний Константина Коровина

Первый зал – исторический – посвящён работам Александра Головина, Константина Коровина, Пётра Кончаловского, пропитанным любовью авторов к Испании. В начале XX века Испания притягивала многих, что и рождало впоследствии целые циклы как в живописи, так и в поэзии.

Ровно – полночь.
Луна – как ястреб.
– Что – глядишь?
– Так – гляжу!
– Нравлюсь? – Нет.
– Узнаёшь? – Быть может.
–- Дон-Жуан я.
– А я – Кармен.
Марина Цветаева, из цикла «Дон Жуан»

Далее путешествие приводит в XXI век к эскизам костюмов и декораций современных нам спектаклей («Кармен», «Дон Жуан», «Дом Бернарды Альбы» и другие): разные образы, настроения, страсти, фактуры, оттенки, стилистика, а ещё разные художники, режиссёры, театры и города.

Третий зал – зал Кармен – встречает работами главного художника Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Владимира Арефьева и выпускницы школы-студии МХАТ этого года Анны Бабичевой. Здесь ждёт не только встреча контрастных образов, но и встреча Мастера и только начинающего творческий путь художника.

У тех, кто не нашёл на выставке свою Дульсинею, есть возможность попробовать её изобразить на специально отведённой для этого стене.

А из зала в зал, от образа к образу вас словно тянет энергетическая нить сигирийи – старинной испанской песенной традиции, берущей своё начало от цыганских древних мотивов и, в свою очередь, давшей начало фламенко.

ЭПИТАФИЯ
Здесь уснула Дульсинея,
И состав её могучий
Смерть-злодейка в прах сыпучий
Превратила не жалея.
Крови доброй, хоть не древней,
Разбитной была особой,
Дон-Кихотовой зазнобой
И красой своей деревни.
Мигель Сервантес, из романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
ldq.theatre