READING

«Бульба.Пир»: cечь и дичь от Александра Молочников...

«Бульба.Пир»: cечь и дичь от Александра Молочникова

В начале октября в Театре на Малой Бронной состоялась по-настоящему долгожданная премьера нового спектакля Александра Молочникова «Бульба.Пир»: из-за карантина и болезней участников постановочной группы спектакль переносился дважды – в апреле и в сентябре. И вот наконец зрители смогли увидеть итог интереснейшей творческой коллаборации актеров собственно Театра на Малой Бронной, приглашенных “звезд” из других московских театров и медийных личностей, главного драматурга Центра имени Мейерхольда Саши Денисовой (которая уже ранее работала с Малой Бронной – «Слово о полку Игореве» режиссера Кирилла Вытоптова основано на ее пьесе), художника Максима Обрезкова (который без малого 20 лет является главным художником Театра имени Вахтангова), автора идеи Ольги Хенкиной (помощник и потом заместитель Олега Табакова в Московском художественном театре на протяжении 18 лет вплоть до известных трагических событий в МХТ в 2018 году).

Спектакль «Бульба.Пир», охарактеризованный создателями как “фантазии на гоголевские темы”, – вмещает в два часа пятнадцать минут хронометража несколько сюжетных линий, позаимствованных у Николая Васильевича и основательно обработанных в соответствии с реалиями двадцать первого века, множество персонажей – как знакомых по пьесе Гоголя, так и выдуманных современными соавторами, казачий хор, неистовые танцы, зарисовки из жизни новой Европы и еще целый фейерверк сюжетных поворотов, сцен и музыки.

Это история любви Андрия Бульбы (Леонид Тележинский), юного казака, попавшего в лагерь беженцев где-то в Европе, и прекрасной Хелены Клигенфорс (Юлия Хлынина) – дочери видного политика Готфрида Клигенфорса (Игорь Миркурбанов), председателя Высшего совета по делам беженцев, образцового семьянина, непримиримого борца с дискриминацией любого рода. Это история отцов и детей, в которой Тарас Бульба (Алексей Вертков) – предводитель казаков, поборник православия и бесстрашный воин, настолько радеет за правильное (как ему кажется) воспитание своих сыновей Андрия и Остапа (Александр Голубков), что губит их буквально своими руками, и, не в силах вынести предательства Андрия, обезумев от ненависти к чужестранцам, заодно убивает и Хелену (в ее родной стране, на минуточку). Это история конфликта двух миров: казачьего войска под предводительством Тараса Бульбы, который всеми правдами и неправдами добился военного похода, – и цивилизованной “новой” Европы, олицетворением которой является семья Клигенфорсов, в частности, крайне политкорректный Готфрид и его жена Фрея (Татьяна Лозовая), а также их дети и другие члены большого семейства (хоть и не такие политкорректные) – Европы, которая и конфликтовать то ни с кем не желает, и всячески борется за мир во всём мире, за интеграцию и дружбу (по крайне мере, на словах). На этом описание спектакля можно было бы закончить, но разве можно построить по-настоящему интересное зрелище вокруг классических, давно известных всем сюжетных линий, без сюрпризов, вокруг приторной истории любви (пусть и несчастной), вокруг прописных истин (“да” миру, “нет” войне).

Подобно картине импрессиониста, которая при ближайшем рассмотрении распадается на неровные и размашистые мазки и пятна на полотне, стройные сюжетные линии и персонажи “Бульба.Пир” распадаются на чудовищные события, отталкивающие эпизоды, искаженную мораль, обнаруживая за всем происходящим на сцене дикий псевдоэпос.

Борец за справедливость и равноправие, представитель европейской элиты, уважаемый член общества, Готфрид Клигенфорс оказывается лицемером и педофилом, не брезговавшим насиловать собственных детей (с молчаливого согласия своей жены Фреи). Неприглядная и досадная для имиджа семейства правда всплывает благодаря заявлению его сына Матиаса (Гела Месхи) на благотворительном вечере в присутствии многочисленных гостей (кто они, можно узнать, только побывав на спектакле). Впрочем, клану Клигенфорсов уже мало что может помочь встать на путь истинный и поправить репутацию: лицемерие, зависть, ненависть, равнодушие, презрение и прочие пороки щедро замешаны и распределены практически равномерно между всеми членами семьи, за исключением Хелены. Она выглядит такой же белой вороной в своей семье, как Андрий Бульба – в своей. Воспитанный в суровых казацких традициях деспотичным отцом, культивирующим насилие, скорый на расправу над всеми, кто ему не по нраву (иноземцы, иноверцы и прочие “ино”, хотя и над казаками Тарас вершит самосуд весьма поспешно, как, например, над кошевым в Сечи), Андрий, кажется, каким-то чудом, не благодаря, а вопреки обстоятельствам и окружению, смог стать человечным, добрым, участливым и любящим юношей. Их с Хеленой встреча и взаимные чувства послужили отправной точкой для начала кровопролитной борьбы Тараса с Клигенфорсами (читай, войны Востока и Запада), непримиримости их менталитетов и ценностей. Впрочем, не имея точек соприкосновения и даже, казалось бы, намека на общие интересы, Бульба и Клигенфорс имеют нечто их сближающее, – моральное уродство и полная нравственная деградация. Деспотизм Бульбы, полное пренебрежение чувствами и интересами самых близких для него людей – сыновей и его жены (в исполнении участницы телешоу Comedy Woman Екатерины Варнавы, которая очень органично выглядела в роли подневольной, угнетенной тираном, бесправной жены и убитой ожиданием и предчувствием горя матери сыновей), одержимость битвами, походами, постоянная неуемная жажда расправы, унижение как способ общения – превратили его в чудовище, с которым в моральном и нравственном плане очень близок Готфрид Клигенфорс, который всё менее успешно пытается скрыть за хорошими манерами и пристойным поведением лицемерие, цинизм, презрение к окружающим и жестокость по отношению к членам семьи. Да и в целом, не такая уж большая пропасть между этой “новой” Европой, лучшие и достойнейшие представители которой смакуют славянские “Сечь”, “кОзак” и “Андрий”, и казаками с диковатыми нравамии жутковатыми традициями, – дичь процветает и там и там. И если уж Клигенфорсы из последних сил пытаются изобразить худой мир и толерантность по отношению к прибывшим чужестранцами (кажется, легендарным в спектакле станет не гоголевское “Я тебя породил, я тебя и убью!” из уст Тараса, а “Вечер в хату!”, обращенное ему Готфридом), то казаки, и прежде всего, Тарас Бульба не заинтересованы ни в перемирии, но в компромиссе.

С точки зрения сценографии, спектакль «Бульба.Пир» – эстетическое наслаждение. Лаконичные, порой аскетичные декорации дают сосредоточиться на действии, диалогах , конфликтах, и когда появляется какое-то яркое пятно вроде старого ковра, объемных черных мешков для мусора, или старых кресел на колёсиках, – всё это характеризуют происходящее красноречивее слов. Можно даже сказать, что отдельные визуальные элементы, созданные Максимом Обрезковым, – это и полноценные герои спектакля, и способ придать вневременной характер описываемым конфликтам и сюжетным линиям. Ведь не так важно, на конях совершают свой поход казаки или на мешках, сваленных в груду и накрытых аляповатым ковром, и почему дом Бульбы – не хрестоматийная хата с четырехскатной соломенной крышей, а похожая на притон дыра с орущим телевизором, – если внешние атрибуты не влияют на содержание, а искаженные ценности и благие идеи, доведенные фанатиками до абсурда, одинаково уродливы и в семнадцатом, и в девятнадцатом, и в двадцать первом веке.

На фоне бушующих страстей по войне (Бульба и собранное им в Сечи войско) и призрачному миру (в речи и в мечтах Клигенфорса) любовь Андрия и Хелены кажется чем-то нереальным, нездешним, возвышенным и хрупким. Ромео и Джульетта на новейший лад, верят в свои чувства и готовы умереть них, ведь “любовь победит смерть”. “Мы не умрем?”, – спрашивает Хелена. “Мы не умрём”, – отвечает Андрий. Кажется, эти двое – единственный из всех участников этого дикого, безумного пиршества понимают, во имя чего они отдают жизни.

Билеты

Текст Алена Азаренко

фото mbronnaya.ru

INSTAGRAM
ldq.theatre