READING

Девочка Надя в «Современнике»: искра Идеи и пламя ...

Девочка Надя в «Современнике»: искра Идеи и пламя жизни

На «другой сцене» театра «Современник» представили спектакль Ивана Комарова «Девочка Надя, чего тебе надо?» по произведению знаменитого советского режиссера, сценариста и поэта Геннадия Шпаликова. Иван Комаров показал эскиз спектакля в январе 2020 года в рамках проекта «Поиск» театра «Современник». По признанию режиссера, он является поклонником творчества Шпаликова, и давно хотел поставить это произведение на сцене, посчитав именно «Современник» самой подходящей площадкой для реализации своей творческой задумки. Из-за пандемии премьера, назначена на весну 2020 года, несколько раз переносилась, и вот, 6 сентября, спектакль был впервые сыгран перед зрителями.

Надежда Тимофеевна Смолина (Марина Лебедева), девочка Надя, героиня последней повести Шпаликова,  – образцовый, но не типичный гражданин советского общества. Молодая мать, кандидат в депутаты Верховного совета, выдвинутый трудовым коллективом завода одного из городов на Волге, ответственная, принципиальная, усердная – Надя выделяется на фоне тех, чьи интересы она представляет и, как ей кажется, пытается защитить. Ее никак нельзя назвать идеалисткой, она прекрасно видит изъяны общества, и ежедневно прилагает огромные усилия для усовершенствования жизни вокруг: борется за справедливость, не желает быть депутатом-марионеткой, «девочкой со значком», не боится взять на себя много, говорить правду. Она самозабвенно пытается научить правильной жизни несознательных граждан, помочь знакомым, попавшим в трудную ситуацию, убрать свалку в городе, наставить на путь истинный выпивох и бездельников, – одним словом, «горит» на партийной работе. «Есть какая-то идея, ради чего стоит жить?» – спрашивает Надя. Весь спектакль Ивана Комарова – по сути, зарисовки на тему поиска и обсуждения той самой Идеи, ради которой жили тогда, сорок-пятьдесят лет назад,  – современники романтика Шпаликова,  – с попыткой провести параллели с современностью, установить связь между поколениями. Может ли такая Идея в принципе существовать и какие усилия для ее реализации будут адекватными – пожалуй, главный лейтмотив спектакля.

Фото Даниил Примак

В повествование, представляющее собой сцены из жизни почти полувековой давности советского городка и его жителей, от лица Автора (он же исполнитель роли Славы – Семён Шомин), вплетены небольшие рассказы актеров, занятых в спектакле, о том, что для них – советское прошлое. Примечательно, что почти никто из них не жил собственно в Советском Союзе, поэтому актёры делятся в основном краткими очерками из жизни старшего поколения, впечатлениями от раритетных фото и семейными байками. В пространстве «другой сцены», где актеры сидят на разнокалиберных стульях и будто отзеркаливают зрителей, расположенных на расстоянии пары метров,  – сценография и почти камерная атмосфера в зале навевают ассоциации о связи поколений 60-70х годов и наших современников.

В ступенчатом пространстве сцены, щедро заставленном старой мебелью и предметами той ушедшей эпохи, нашлось место и телевизору, и кухонной утвари, и шкафу, и детской коляске, в которой спит дочка Нади и Кости, и авоськам с бутылками… Бытописание разных советских типажей – неотъемлемая часть спектакля. В небольшом пространстве, на фоне экрана, на котором время от времени мелькают кадры из города на Волге и эпизоды с участием героев спектакля, разворачиваются сценки из жизни этого самого города, за который так более душой Надя Смолина: здесь угадывается и коммуналка, в которой соседствуют подросток Лиза и ее отец-алкаш, и одинокая Мать, чей сын отправился в тюрьму, и квартира Нади с Костей, и кабинет на заводе, от которого Наде выпала честь быть выдвинутой  кандидатом в депутаты, и дворец культуры, в котором устраивают конкурсы и концерты творческой самодеятельности. Музыкальный ряд, состоящий из всем известных духоподъемных советских песен («Я люблю тебя, жизнь», «Беловежская пуща»), удивительно контрастирует с серостью жизни и быта обитателей города на Волге. Переходя от слов к делам, Надя почти сразу сталкивается с осознанием того, что реализация даже незамысловатых планов из лучших побуждений не всегда проста и радужна. Нежелание Надежды Смолиной идти на компромиссы, твердая убежденность в собственной правоте оборачиваются для нее самой крахом Идеи, романтических мечтаний и настоящей трагедией. Смело заявляющая в начале спектакля о своей решительности и готовности к конфликтам с не согласными, Надя получает эти конфликты и оказывается не в силах их преодолеть. «Горевшая» ради благих целей девочка Надя, чьи действия причинили лишь боль и страдания ее знакомым и близким, ярко (и буквально) вспыхнула во имя (или, быть может, вопреки) своей Идеи.

Фото Даниил Примак

Так, последнее произведение Геннадия Шпаликова, которое в инсценировке Ивана Комарова поначалу смотрится как почти романтический спектакль (обозначенный автором как «оптимистическая трагедия»), эдакий театральный реверанс шестидесятничеству, оказывается одновременно исповедью и эпитафией идейному герою ушедшего поколения, искренней мечтательнице, не сумевшей совладать с реальностью девочке Наде.

Финальная сцена  – видеоряд из отрывков современной кинохроники – наталкивает зрителя на вопрос: а какую Идею можем предложить сегодня мы? Идею, достойную жизни, борьбы и человеческого подвига. Идею, за которую не стыдно сразиться, о которой можно с гордостью рассказать потомкам…

Билеты

текст Алена Азаренко

фото Даниил Примак

INSTAGRAM
ldq.theatre