READING

«Ревизор» от «Коляда-театра»: От этой грязи вам не...

«Ревизор» от «Коляда-театра»: От этой грязи вам не отмыться

«Ревизор» – один из самых старых спектаклей в репертуаре «Коляда-театра». Несмотря на то, что премьера состоялась 25 февраля 2005 года, постановка не превратилась в нафталиновую. Если вы устали от бездыханных академических спектаклей, то вам сюда. Здесь вы найдете актеров, которые живо и честно взаимодействуют друг с другом. А также оригинальный гоголевский текст с нашими актуальными проблемами. Николай Коляда – режиссер-постановщик и художественный руководитель частного екатеринбургского театра – в напутствии зрителям подчеркивает, что декорации сделаны «из палки и маминой шторы». И добавляет, что это от бедности его театра, но не убогости. Кроме этого, Коляда настраивает публику на смех и обещает слезы в конце. И действительно, спектакль, обозначенный как комедия, превращается – особенно после антракта –  в трагикомедию.

Давайте разберемся, какими средствами постановщик добивается этого. Уже с первых минут действия становится ясно, что за люди перед нами. Городничий (Сергей Фёдоров) в церковном одеянии, судья, лекарь, попечитель богоугодных заведений и остальные чиновники появляются под песню «Жили 12 разбойников». Они носят тюбетейки, пьют водку из чайных стаканов в подстаканниках, произносят слова с неправильным ударением и, таким образом, предстают ничем не грамотнее слуги-таджика. Они показывают жест криминальных авторитетов из «Джентльменов удачи», который потом трансформируется в символ распальцованности Хлестакова. В остальном, все как у Гоголя: «К нам едет РевИзор. РевИзор из Петербурга, инкогнИто. И еще с секретным предпИсаньем».

Олег Ягодин со своими татуировками очень органично вписывается в образ кокаинщика-ревизора, который носит при себе в кадиле белый порошок. Его он использует не только по прямому назначению, но и пускает им пыль в глаза и припудривает свои грехи. Перед нами не просто любящий халяву жулик, а скорее жесткий преступник, который не гнушается ничем. И покидает он уездный городок под громкие овации. Так прощаются только с героями.

фото bykolyadatheatre

Из женских персонажей самый необычный у Василины Маковцевой, исполняющей роль дочери городничего. Умалишенная простушка напоминает Людмилу из горьковской «Вассы Железновой» с тем отличием, что в ней нет такого количества безусловной любви. Вообще, вы вряд ли найдете в этом спектакле хоть толику любви или других светлых чувств и помыслов.

Сценография Коляды узнаваема. Мы снова среди ковров. Декорация практически не меняется на протяжении 2 часов 40 минут и становится не просто местом действия, а главным героем. С первых секунд мы видим на сцене баню. Всё в пару и завешено множеством тонких банных полотенец с лебедями из начала двухтысячных и мочалками. Женщины в телогрейках под ямщицкий романс «В лунном сиянии», который будет повторяться много раз, снимают белье. Таким образом, они открывают второго главного персонажа после бани и воды – пятачок земли. В который они сажают лук. После чего начинают мыть ноги и пол. К чему все это спросите вы? С одной стороны, этот огородик –  кормящая грядка, о которой женщины трепетно заботятся. Боронят, сеют, сажают, поливают. С другой стороны, это грязь и пороки чиновнического сословия во всех их проявлениях. Это вам и взятки, и страшная информация в записках и письмах, и даже похоть. Это то, через что все герои попадают в дом городничего и номер Хлестакова. То, от чего они водой из ведер отмывают ноги, то, в чем тонут все, то, что пытается заполнить сцену и то, от чего ее пытаются отмыть весь спектакль, замыть следы, приукрасить действительность. Внимание! Особенно впечатлительные зрители не смогли досмотреть сцену, в которой самозванец-ревизор грубо насилует жену и дочь городничего. Не бойтесь! Никаких обнаженных тел, только огромное количество грязи, которую актер Ягодин с силой и даже остервенением втирает в поясницы двух женщин. Их поза – актрисы стоят на четвереньках с опущенными вниз головами – только усиливает беспомощность и чудовищность надругательства. И даже вернувшийся городничий не спасает ситуацию, а просто закрывает глаза на происходящее.

фото bykolyadatheatre

Режиссер не жалеет чиновника до последнего. После отъезда «петербуржца» городничий сначала не верит тому, что тот не был ревизором и продолжает хвалиться тем, каким важным вельможей он станет при таком зяте. Но даже в следующей за бахвальством эмоционально накаленной сцене раскаяния не возникает ни грамма сочувствия к взяточному голове. Последнюю надежду на то, что герои, а вместе с ними и зрители, отмоются, рушит финальная сцена. Бобчинского и Добчинского обвиняют в распространении ложной новости и забрасывают грязью. Голые и грязные – вот с чем оставляем нас Николай Коляда.

На мой взгляд, это спектакль не сколько о глупости и коррумпированности властей, сколько о повсеместном унижении, процветающем в нашей стране на всех уровнях.  Обещанных режиссером слез у меня не было, но ужас от осознания происходящего длился еще несколько дней.

Если вас заинтересовало творчество уральцев, то придется подождать их следующего приезда в Москву. «Коляда-театр» возвращается в январе с новым Коляда-«марафоном» в Театральный центр «На Страстном».

Текст Ольга Булынина


INSTAGRAM
ldq.theatre