READING

TheatreHD: «Тимон Афинский» – последняя и че...

TheatreHD: «Тимон Афинский» – последняя и чернейшая из трагедий Шекспира

Королевская шекспировская компания в родном городе славного Барда вернула к жизни одну из его редко инсценированных трагедий. «Тимона Афинского» никто не цитирует наизусть, а многие даже и не знают о его существовании. Последняя, «тягостная пьеса» по словам театроведа и специалиста по Шекспиру Алексея Бартошевича имеет несчастную сценическую судьбу. Произведение резко делится на две части: роскошный радостный мир Тимона в Афинах и его же отшельничество в лесу, чем-то напоминающее сумасшествие Лира.

Постановку, которую транслируют для зрителей TheatreHD, осуществил на сцене театра «Лебедь» (еще одной площадки RSC) Саймон Годвин. Ранее мы уже видели его трактовки и шекспировского «Ричарда II» и недавних «Антония и Клеопатру». Годвин адаптирует пьесу: Тимон становится богатой афинянкой, играет ее миниатюрная Кэтрин Хантер. И это не дань времени и не заигрывание перед женской половиной общества, просто в рамках пьесы в самом деле не важен пол Тимона. Важны лишь поступки и их последствия. Шекспировский герой щедр, легок и доверчив, направо и налево расточая свою любовь и богатства, он верит, что в момент нужды они обязательно вернутся ему сторицей. Ведь главная его ценность – широкий круг любимых друзей. Не будет спойлером, что эти чаяния не оправдаются: Тимон разорен и все, клявшиеся ранее в вечной преданности, легко отказываются от теперь бесполезного знакомства. Тимон удаляется в собственноручно придуманное изгнание и проклинает человечество.

Вначале страстная, неравнодушная, щедрая на поддержку и любовь Тимон верит в людей. Она несказанно богата и олицетворяет понятие филантропа и мецената: осыпает ласками и золотом друзей, поддерживает поэтов и художников. Ее мир золотого цвета: в нем натурально на золоте едят, сидят и одеваются в позолоченные одежды. Сама Хантер появляется как китайское божество с высоким пучком и платье-трапеции, хитрая, но ласковая улыбка не сходит с ее лица. Зрители словно тоже присутствуют на ее пиру: сцена театра «Лебедь» расходится радиусами в зал, а на неизменных балкончиках спрятался живой оркестр. Руководитель RSC Грегори Доран замечает, что это почти театр времен Шекспира, единственно – есть крыша, защищающая современного зрителя от непогоды и птиц.

В противовес роскошному миру Тимон представлены ее заимодавцы – в строгих черных костюмах они неумолимы. Распределение золотого и черного в первой части спектакля словно разделяет всех участников по принципу их отношения к деньгам: чем рациональнее и серьезнее, тем чернее их одежды. Сама же Тимон весь спектакль проводит в одних и тех же нарядах, они сменят лишь цвет, но суть неизменна – свободная одежда клоунессы, с нашитыми на платье кругами.

Последний пир Тимона жесток и полон ярости, отсылая нас уже к настоящим греческим трагедиям. Накал конца первого действия высок, и на антракт выходишь в неком оцепенении. Сколько силы и боли в этой маленькой женщине, как легко этот мир ее предал.

Во второй части Тимон удаляется от предавших друзей в лес, где под покровом чащи живет отшельницей, дичась всех и раздавая анафемы всем непрошенным гостям. Мир бушует вокруг Тимон, но сама она уже слишком далека от него, уйдя в мир грез и собственных мыслей. Одетая уже больше как самурай, она близка к своему «сэппуку». Параллель с Лиром в начале обзора неслучайна: вторые части этих произведений очень схожи, а визуальный рисунок напоминает постановку последнего с сэром Иэном МакКелленом. Рассудок главного героя покалечен «человечностью» окружающих и уходит в отрицание, слова полны смысла и бессмыслицы одновременно.

«Ты  в  жизни  никогда  не  знал  золотой  середины,  тебе  ведомы  лишь крайности», – говорит Тимон резонер пьесы Апемант (в постановке Саймона Годвина эта роль также отдана женщине).

Ниа Гвинн ходит в брючном костюме и майке The Smiths, отсылая внимательного зрителя к фигуре самого Моррисси, известного резкими высказываниями и грубым нравом.

Озлобившуюся Тимон не могут вернуть к жизни ни верный правитель ее дома Флавий (трогательный Патрик Друри), ни слуги, ни искренне опечаленный ее судьбой полководец Алкивиад (актриса Дебби Корли). В защиту Тимон начинается бунт и поднимаются против льстивых и подлых сенаторов Афин люди с лозунгом «Изгоним ростовщичество и жадность». Их марш протеста очень похож на то, что часто видим мы сейчас в новостях. Тимон же в своем лесу находит сокровище, которое может вернуть все на прежние места. Но ничто уже не властно над ее разумом, и нет в пьесе «Тимон Афинский» Корделии, которая могла бы стать светом в этой тьме. Тимон обречена, и Кэтрин Хантер показывает нам это с такой беспощадной достоверностью, что после спектакля еще долго остается осадок печали и грусти.

Билеты 

Текст Ольга Шишорина

фото theatrehd.ru

INSTAGRAM
ldq.theatre