READING

«Волнение» БДТ: миф — это всегда реальность (с)...

«Волнение» БДТ: миф — это всегда реальность (с)

Новогодние праздники прошли, а подарки еще не закончились – и вот уже второй январь подряд в роли Деда Мороза выступает БДТ имени Товстоногова, который приезжает с гастролями в Москву, давая возможность столичным театралам утолить свою ностальгию по классическому академическому театру. 

А подарок в этот раз непростой, а самый что ни на есть золотой – новая пьеса одного из самых востребованных драматургов Ивана Вырыпаева, поставленная к 100-летнему юбилею театра для Народной артистки СССР Алисы Бруновны Фрейндлих, которая 35 лет из этих 100 служит в БДТ. За воплощение идей драматурга на сцене в столь важный юбилейный год взялся не кто иной, как Вырыпаев-режиссёр. 

Пьеса «Волнение» – это пьеса об Авторе. Автором в данном случае выступает известная американская писательница еврейско-польского происхождения Улья Рихте, которую после публикации последнего романа «Кровь» обвиняют в антисемитизме и лишают возможности получить Нобелевскую премию, о которой так мечтают ее дочь (она же юрист писательницы) Натали Блуменштайн и литературный агент Стив Ракун. Действие пьесы происходит в шикарной квартире Ульи в нью-йоркском Манхеттене, куда приглашают молодого амбициозного польского журналиста Кшиштофа Зелинского с модным фотографом Майклом, для того, чтобы он использовал шанс всей его жизни и взял интервью, которого добивался целый год, у достаточно закрытой для общения Ульи Рихте. Подобно боксеру на ринге Кшиштоф перед началом «боя» (интервью) получает тщательный «разогревающий массаж» в виде четкого списка наставлений от агента и юриста о темах, которые нельзя поднимать, что по сути сводит на нет всю подготовку журналиста к интервью, потому что, оказывается, несмотря на то, что, по словам Стива, «на территории США запретных тем нет, есть только нежелательные», говорить ни о польских корнях писательницы, ни о скандале с антисемитизмом, ни о ее отце немце нельзя. 

И вот в комнате появляется с виду маленькая и растерянная Улья Рихте, которую голос за сценой, сопровождающий зрителя на протяжении всего этого увлекательного интервью, представляет нам как «глубочайшего интроверта, каждое знакомство которого с новыми людьми вызывает настоящий стресс». 

Выход Алисы Бруновны, конечно, сопровождается долгими аплодисментами, за время которых, она усаживается поудобнее в кресле, просит налить ей виски, к которому писательницу приучил покойный муж, пододвигает пепельницу поближе, и вдруг зритель уже перестаёт понимать, где заканчивается Фрейндлих, а начинает миссис Рихте. 

В эпиграф своей пьесы Иван Вырыпаев выносит цитату философской работы А.Ф. Лосева, которая гласит, что «нужно быть до последней степени близоруким в науке, даже просто слепым, чтобы не заметить, что миф есть (для мифического сознания, конечно) наивысшая по своей конкретности, максимально интенсивная и в величайшей мере напряжённая реальность. Это не выдумка, но – наиболее яркая и самая подлинная действительность». Если к Вырыпаеву-режиссёру, который ставил пьесу для Алисы Бруновны и великолепных артистов БДТ, вопросов у зрителя не возникло, то, оказалось, некоторые хотели бы подискутировать с Вырыпаевым-драматургом. Мнения о самой пьесе разделились – кто-то счёл ее слишком легкой и лишенной содержания, но кто-то позволил себе попасть в сети Автора Ульи Рихте, обрести или окончательно потерять понимание реальности, упасть вместе с ней вверх. Зритель, подобно журналисту Кшиштофу, становится то ли свидетелем величайшего откровения в биографии писательницы, то ли жертвой ее блистательного таланта и остаётся обманутым, ведь, как говорит Улья «скажем так — я люблю миф. А миф — это всегда реальность. Вы знаете об этом?»

В этой пьесе гораздо больше про все происходящее в искусстве в наши дни, чем про события в жизни писательницы. Иван Вырыпаев в одном из интервью говорил, что «любое произведение искусства – всегда о том, кто его слушает или смотрит в данный момент и потому его трудно описать». Подтверждение этой мысли мы видим и в словах Ульи Рихте, которая говорит журналисту: «А знаешь какой вопрос категорически нельзя задавать художнику? О чем его произведение. Когда эти глупые журналисты спрашивают меня: “Расскажите, о чем ваша книга”, – меня просто трясет от негодования. Потому что настоящая книга никогда не может быть просто “о чем-то”, книга – это не сюжет, не тема, книга – это целостное произведение искусства. Она о том, что ты чувствуешь в тот момент, когда ее читаешь».

В этот январский вечер БДТ, Иван Вырыпаев, Алиса Фрейндлих и другие замечательные артисты театра подарили зрителю настоящий праздник. Впервые видела так много цветов, которые несли люди в театр, шуршание пакетов и обёрток раздавалось на каждом ряду театра, и если перед спектаклем все несли цветы Народной артистке СССР, то дарили их уже известной американской писательнице Улье Рихте, которая приоткрыла всем в тот вечер дверь в свою личную жизнь. «Личная жизнь – это слова. Слова, произнесенные мной, и слова, произнесенные обо мне». 

Билеты

Текст Татьяна Поротова

фотографии bdt.spb.ru

INSTAGRAM
ldq.theatre