READING

TheatreHD: Настоящая комедия. Внезапный, противоре...

TheatreHD: Настоящая комедия. Внезапный, противоречивый и такой обаятельный

«Все меня боготворят. От этого тошнит!»

В минувший четверг состоялась премьера самой ожидаемой постановки TheatreHD этой осени – “Настоящей комедии” с Эндрю Скоттом в главной роли. Пьеса, написанная Ноэлем Кауардом еще в 1939 году и ставшая бенефисной для многих именитых актеров (Питер О’Тул, Иен МакКеллен, Алекс Дженнингс и др.) снова на лондонских подмостках. На сцене легендарного Олд Вика легендарная вещь.

Сам Кауард говорил, что Гарри Эссендайн – некая пародия на него самого. Переживающий кризис сорокалетия, самовлюбленный, жаждущий внимания (анаграмма essendine – neediness), крайне успешный актер – не удивительно, что в первой постановке эту роль исполнил сам драматург. Кауард известен тем, что стал первым медийным персонажем, создавшим самого себя. «Настоящая комедия» (в первой версии «Сладкая печаль») – это история культа селебрити, звезды, опьяненной поклонниками и мишурой, при этом тонкого, откровенного и крайне одинокого человека.

Кауарда считают мятежником, в своих произведениях он высмеивал нравы общества, и, по словам самого Скотта, «как никто понимал эту жизнь». При этом многие темы, важные для Кауарда, в то время были под запретом. Например, тема гомосексуализма. В исходной пьесе все отношения гетеросексуальны (сам Кауард был гомосексуалом), в нынешней же постановке акценты немного смещены. Один из партнеров по фирме, продюсер Генри Липпиат, становится эмансипе Хелен с мужем-хищником Джо (взамен роковой красотки Джоанны).

Как говорят участники спектакля, пьеса ансамблевая. Пусть главная и бесспорная звезда здесь Эндрю Скотт, все остальные персонажи создают такой уникальный микроклимат, что сцена буквально пульсирует. Зал попеременно взрывается от хохота, наблюдая за острыми комментариями Лиз (Индира Варма) с Моникой (Софи Томпсон) или заламыванием рук всех почитателей Гарри.

Действие гипертрофировано: это постоянный нескончаемый фарс, полностью зависимый от трактовки режиссера и актеров. Если хоть немного перегнуть палку, переперчить, все происходящее на сцене превратится в дешевую антрепризу. Но на то это и гениально подобранный каст, что ты как зритель мечешься между состоянием смеха и сопереживанием персонажам, ни на минуту не переживая, что да, тут все почти что переигрывают. Это канон, и он выдержан.

Про Эндрю Скотта хочется говорить бесконечно. Здесь он открыл еще одну, миллион пятисотую свою грань. Кажется, он может сыграть гениально даже штору в прихожей. Его Гарри – это калейдоскоп эмоций, состояний и действий. С одной стороны, это «просто потерянный мальчик», эдакий невыросший Питер Пэн, заигравшийся в свою Нетландию и признающий лишь свои желания и капризы. С другой – тонко чувствующий и все замечающий мужчина, остроумный, прямолинейный и крайне одинокий. Нарцисс, умеющий заботиться, истерик-актер, безбожно переигрывающий в обычной жизни. Каждый из присутствующих героев тщетно ищет в нем себя, смотрясь в него как в мутное, бликующее зеркало. Гарри мимикрирует под них, с блеском используя инструментарий прожженого ловеласа. «Я принес бы кофе раньше, но услышал, что вы взялись за своего Шелли», – иронично замечает его слуга Фред после того, как очередное ночное приключение покинуло гостиную Эссендайна. Люди сменяются вокруг него одним за одним, при этом цикличная пьеса повторяет каждое из ключевых своих движений. Внимательный зритель точно оценит едкие отсылки второго действия к первому, совершенно микроскопические «шпильки» для каждого из героев.

Возвращаясь к центростремительной силе спектакля, Скотту: Эндрю на сцене может просто молчать и красноречиво поднимать бровь, а публика уже полностью у его ног. В этом, наверное, главная прелесть происходящего.

Мэтью Уорчас, режиссер спектакля и, по совместительству, главный режиссер театра Олд Вик, создал красочный яркий спектакль. Это уже их вторая совместная работа со Скоттом (премьера фильма «Гордость» 2014 года состоялась на Каннском фестивале). Все действие происходит в квартире Гарри: просторная гостиная, целая цепочка дверей, окна в пол. Роскошная, с налетом богемности, квартира звезды: здесь стоит банкетка, на которую можно эффектно преклонить колено, а здесь каскад подушек, достойных дворца шейха. Гарри царит в квартире также, как и в умах своих поклонников.

За вневременность происходящего отвечает музыкальное сопровождение: здесь звучат как песни The Doors, так и перепевка хита Бритни Спирс Toxic. Пьеса 30-го года также могла быть написана и про нынешние времена.

Если определять спектакль одним словом, то это будет слово «шарм». Если взять одну-единственную реплику из всей почти трехчасовой постановки, то это будет фраза Гарри «it’s absolutely marvellous!» с его непередаваемой интонацией.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фото theatrehd.ru

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow