READING

«Зимний вечер в Шамони» (зачёркнуто) в МАМТ: Остав...

«Зимний вечер в Шамони» (зачёркнуто) в МАМТ: Оставь тревогу, всяк сюда входящий!

Именно так хотелось сказать, покидая Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко после премьеры спектакля «Зимний вечер в Шамони». Вполне логично, что в свой постюбилейный 101-й сезон театр вновь обратился к оперетте. Ведь первым спектаклем театра в своё время стала именно оперетта – «Дочь Арго» Шарля Лекока в постановке Владимира Ивановича Немировича-Данченко, который так любил этот жанр.

Творцами нового спектакля стали режиссёр Александр Титель, художник Владимир Арефьев – уже давно сложившийся дуэт, впервые обратившийся к жанру оперетты ещё 10 лет назад, представив спектакль-концерт «Однажды на Лазурном берегу», – и английский дирижёр Уильям Лейси. И вполне логично, что премьера была приурочена к 70-летию Александра Борисовича, занимающего пост художественного руководителя оперной труппы МАМТ уже 28 лет.

Музыкальной основой «Зимнего вечера в Шамони» стали фрагменты из самых популярных классических оперетт. За один спектакль проносится череда мотивов, знакомых и не очень. Здесь мелодии Франца Легара («Там, где жаворонок поёт», ария Маргит, «Цыганская любовь», чардаш Илоны и «Граф Люксембургский», дуэт Бриссара и Жюльетты) сменяются музыкой Имре Кальмана («Дьявольский наездник», песня Шандора, «Цыган-премьер», ария Пали Рача и «Принцесса цирка», дуэт Теодоры и мистера Икс), Иоганн Штраус-сын («Цыганский барон», дуэт Арсены и Мирабеллы) спешит вслед за Шарлем Лекоком («Сто дев, или зелёный остров», вальс Габриель), Нико Досталь («Кливия», песня Кливии) с поклоном уступает место Николаю Стрельникову («Холопка», дуэт Поленьки и Митруся). Центральное же место в спектакле занимает музыка Жака Оффенбаха («Орфей в аду», куплеты Купидона и рондо Меркурия, фрагменты «Парижского веселья», «Парижская жизнь», канкан и «Перикола», дуэт Периколы и Пикильо), являющегося основоположником этого легкого по настроению жанра. И это далеко не все представители оперетты, соединённые в один вечер и на одной сцене, чтобы представить общую картину жанра длинною в сто лет – с середины XIX века до середины ХХ.

Может показаться, что всё это – история гала-концерта, пронизанного одной музыкальной темой. Но нет. Авторы «Зимнего вечера в Шамони» создали единый спектакль, в котором каждый герой рассказывает свою историю, обрамлённую рамками единых обстоятельств. И рамки эти – это горнолыжный курорт, куда утром одного чудесного зимнего дня прилетел купидон (Лилия Гайсина), решив, что любви вокруг должно быть больше. И вслед за купидоном перед зрителем предстают отдыхающие, ставшие «жертвой» крылатого проказника: канадский биатлонист Джим (Евгений Качуровский); парочка влюблённых, с лёгкостью танцуя степ, продолжает утром ночные веселья (Евгения Афанасьева и Валерий Микицкий); юная Маргит, лотерейной судьбой занесённая на снежные просторы (Дарья Терехова), отдает сердце суровому венгру (Николай Лизогубов).

Наталья Петрожицкая и Андрей Батуркин / Фотограф – Сергей Родионов

Но Шамони – не только место отдыха, но и любительских соревнований. В мгновение ока на сцене появляется пьедестал, а на нём призёры – «короли Шамони на час» (Дмитрий Никаноров, Александр Нестеренко и Станислав Ли), забравшие свои награды и уступившие места почёта сноубордисткам (Елена Безгодкова, Анастасия Хорошилова и Наталья Зимина), не готовым расстаться с телефонными переписками даже на пьедестале.

Второе отделение – уже как раз заявленный «вечер в Шамони» – встречает наряженными ёлками, столиками, глинтвейном и ожиданием чуда. Гости сменяют свои спортивные одежды на праздничные и уже не уходят со сцены, участвуя в номерах друг друга, веселясь и танцуя. Здесь и венгерская певица Илона (Лариса Андреева), готовая выступать, несмотря на то, что Венгрия отказалась от участия в Евровидении; и цыганочка с выходом в исполнении гостей из России, которым стало скучно в Куршавеле, (Николай Ерохин и Наталья Зимина); и жгучие выяснения отношений Периколы и Пикильо (Наталья Петрожицкая и Александр Нестеренко); и примадонна цыганского театра (Наталья Мурадымова), разбившая сердце Леандро (Владимир Дмитрук); и, конечно, по-королевски ступающая на сцену княгиня чардаша (Хибла Герзмава). Завершают всеобщее празднество все гости совместно (не только перечисленные, но те, кто остался за кадром этих строк), и финал II акта оперетты «Летучая мышь» Иоганна Штрауса-сына здесь как нельзя кстати.

Наталья Мурадымова / Фотограф – Сергей Родионов

Дополнительная нотка позитива – артисты миманса, облачившиеся в одежды Дедов Морозов и выделывающие различные акробатические трюки. Хотя акробатикой удивляли не только они, но и Станислав Ли, заразившийся, как и все, атмосферой всеобщего праздника. А оркестр в разноцветных шапочках вызывал отдельные всплески аплодисментов.

Но лёгкий жанр оперетты лёгок лишь настроением, которое он создаёт у зрителя. Работы и у исполнителей, и у оркестра под управлением Уильяма Лейси – было не меньше, чем при работе с более серьёзной старшей сестрой оперетты – оперой. В данном случае оркестру и дирижёру пришлось потрудиться, чтобы собрать столь разный музыкальный материал и творения столь различных авторов в единое музыкальное произведение, без швов между фрагментами. Однако в премьерный вечер волнение оркестра сыграло не на руку исполнителям, порой солистам приходилось очень стараться, и не всегда успешно, чтобы быть услышанными.

Лариса Андреева / Фотограф – Сергей Родионов

Но все же именно музыка в этой постановке отвечает за создание праздничного настроения, а сценография позволяет полностью перенестись в заснеженный курорт: белое покрытие сцены, которое и скользит, и приподнимает лёгкие опустившиеся на землю снежинки, стоит только ступить на них; подъёмники, привозящие одних исполнителей к их выходу, а других поднимающие в заоблачные выси с лыжами наперевес; скользящие по сцене на сноубордах и лыжах артисты; санки и ёлки – всё учтено.

И, конечно, нельзя не отметить, что дополнительный шарм премьерному спектаклю придало поздравление Александра Тителя с юбилеем. Как бы тщательно и под строгим надзором режиссёра ни была отрепетирована постановка, даже его, вышедшего на поклоны, удалось удивить арией-посвящением в исполнении Хиблы Герзмава и пожеланиями «Долгие лета!», гремевшими как будто с небес, в исполнении хора, певшего из бельэтажа зрительного зала.

Хибла Герзмава / Фотограф – Сергей Родионов

Во всём этом море позитива, конечно, кто-то был более удачен вокально, кто-то – более комичен, но «Зимний вечер в Шамони» – тот случай, когда не хочется искать занозы и ставить подножку постановке. Это спектакль-настроение, один из тех, что может с лёгкость создать праздник и вытеснить из головы мысли, хмурящие брови. В следующий раз зачерпнуть ложкой это музыкальное новогоднее море можно в январе, только вот билеты на январский спектакль растаяли, как снег в плюсовую погоду. И потому пора строить планы на апрель. Ведь праздник и весной лишним не будет.

Владимир Дмитрук / Фотограф – Сергей Родионов

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow