READING

Демон: двухчасовая полифония из Бишкека, уносящая ...

Демон: двухчасовая полифония из Бишкека, уносящая в поток

В рамках фестиваля ГИТИСа «Неделя будущего театра» на сцене Центра драматургии и режиссуры москвичам снова посчастливилось увидеть уникальный спектакль «Демон» режиссёра и художественного руководителя студии SounDrama Владимира Панкова, поставленный им по мотивам романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» и поэмы «Демон» в Государственном национальном русском театре драмы им. Ч. Айтматова в Бишкеке. Ранее кыргызско-русская труппа уже приезжала в столицу в 2017 году на XIII Международный театральный фестиваль им. А.П. Чехова. Постановка была сразу замечена и включена в лонг-лист Российской национальной театральной премии «Золотая маска» как один из заметных спектаклей сезона 2016-2017 годов.

Начнем с жанра: Владимир Панков считается создателем саунд-драмы, в которой по данным wikipedia есть драма и звук. По Панкову, «Тут соединяются все жанры, которые до этого были придуманы». После просмотра могу лишь подтвердить мульти-жанровость и подчеркнуть, что в «Демоне» кроме проходящей сквозь весь спектакль медитативной смеси классической струнной музыки (скрипки и виолончели) и этнических, местами даже шаманских киргизских напевов вы найдете и классический драматический театр со всеми его атрибутами, и пластический театр, которые в сочетании создают неповторимое погружение в мир не столько лермонтовских героев или двух разных культур, сколько в универсальные отношения между мужчиной и женщиной и даже некую общечеловеческую праприроду.

фото teatrcdr.ru

Существовать в полифонии текстов, музыки, языков, религий, этнической и классический культуры, к моему удивлению, легко. Читать переводные титры – часть текста артисты произносят на киргизском – становится через какое-то время не нужно не потому, что они частично дублируются на русском, а потому что в этот момент важнее чувствовать и доверять чужому языку, чтобы подключиться к состоянию потока, который восточные музыканты и актеры транслировали через свои инструменты, тело и язык.

Зритель все время следит за двумя сюжетами – историей Демона и Тамары и жизненными перипетиями Печорина и Бэлы. Режиссерское решение вручить обе мужские роли одному актеру (Марат Амираев), а женские – одной актрисе (Айнура Качкынбек кызы) не только тесно переплетает лермонтовские сюжеты «Демона» и «Героя нашего времени», но и позволяет зрителю поставить себя на место героев, вывести всеобъемлющий образ человека вне зависимости от его национальности, пола или языка, на котором он говорит.

Сценография художника Сергея Агафонова – скорее минималистична, что, по словам режиссера, было связано и с бюджетом спектакля, но от того не менее впечатляющая. Пара лавок, лопат, садово-строительная тачка, тазы и ведра с водой, глина, белые и красные свечи, ковер с восточным орнаментом, белая простыня, несколько книг – вот и весь реквизит. Все натуральное: дерево, металл, ткань и никакого пластика. Из самого примечательного череп коня и икона в рамке. А все сцены разворачиваются на куче щебня и вокруг нее. Очень быстро из Кавказских гор она становится то богатым домом и местом веселья, то трактиром, то местом для погребения и даже супружеским лоном. Так же и ковер то местом для праздника и гуляний, то погребальным саваном.

фото teatrcdr.ru

В костюмах от того же Агафонова так же не найти большого разнообразия: в них преобладают всего два цвета – черный и белый с его оттенками. У него добро и зло поменялись цветами: русские офицеры-поработители носят светлое, а кавказско-киргизские герои ходят в черном. Даже ангелы предстают перед нами в черных одеждах, но с белыми крыльями. А единственный миловидный ангел в белом ходит все время со сломанным крылом и черным бантом в волосах. В самых трагических переломных моментах ангелам сначала закрывают глаза, а потом они сами проигрывают бой за справедливость и добро. Под конец они даже проходят «повышение квалификации», учась за партами, и восклицают в эпилоге «Смерти нет!».

Зато свет (Николай Сурков) в этой постановке является спасительным. Уже с первых секунд нахождения в зале есть надежда на свет в конце тоннеля и хэппи-энд. Конечно, мы знаем, что обе истории у Лермонтова трагичны, густой дым только подливает масла в огонь и словно кричит о тайне и мистике, которая нас ждет, но теплый ослепляющий свет, затмевающий даже огромную кучу щебня посреди сцены, которая сразу переносит нас на Кавказ, настраивает на хороший конец. Ничто не предвещает катастрофы.

Текст Ольга Булынина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow