READING

Мрачная эпоха Бутусова продолжается в спектакле «П...

Мрачная эпоха Бутусова продолжается в спектакле «Пер Гюнт»

Постановку нового главного режиссера Театра имени Вахтангова зрители Москвы ждали с нетерпением. Первые предпремьерные показы прошли под финал сезона, весной. Как это часто бывает с постановками Бутусова, версии первого и второго предпремьерного вечера отличались, а те, кто их видел, формулировали свои впечатления неоднозначно. Наступила осень, и мы сходили посмотреть ту версию, которая, видимо, и будет жить на сцене в этом сезоне.

Бутусов продолжает работать в своем фирменном стиле, который знаком театралам. Однако, тенденция перехода к более мрачным образам и метафорам, которая наметилась еще в «Гамлете» и «Человеке из рыбы», в «Пере Гюнте» только усиливается. Тревожность всех персонажей, их надрывность и метаморфозные перевоплощения отца в сына, сына в отца, всех девушек главного героя, так похожих друг на друга и будто бы имеющих одно лицо, составляет основу спектакля. Вообще, во всех работах мастера тревога будто является еще одним героем, сопровождает зрителя на протяжении всего спектакля и обволакивает, затягивая в бездну.

Фото – Яна Овчинникова

Спектакль состоит из трех частей и каждая последующая часть наращивает темп, активность и концентрацию действия, происходящего на сцене. Конечно же, все фирменные атрибуты Бутусовских постановок присутствуют и здесь. Монохромное оформление, множество оттенков серого, белый, черный, среди которых иногда ярко вспыхивает пара акцентов, как и всегда в красных и зеленых тонах. Нарочито небрежный, тут же, на виду у зрителей, нанесенный грим-маска, растекается ни лицах актеров. В то же время у матери Пера, наоборот, аккуратный и вычурный макияж. Множество зеркал стоит в глубине сцены так, чтобы видимое количество героев иной раз зашкаливало и было непонятно, где реальный человек, а где лишь его отражение. Снег падает на сцену и героев несколько раз, а его изображение режиссера одно из самых красивых и щемящих на театральных подмостках. Много краски, к которой добавляется еще и глина или цемент, в котором в какой-то момент вязнут герои.

Фото – Юлия Губина

Бутусов — мастер удачного цитирования, в том числе и самого себя. В этом смысле, пьеса «Пер Гюнт» является для режиссера идеальным материалом. Не случайно он взялся за постановку в переломный для себя момент: смена города, театра, труппы.

Фото – Юлия Губина

Пер Гюнт у Бутусова концентрирует в себе несколько составляющих: это и реальный человек Пер (в исполнении Сергея Волкова), это и тролль, который живет в Пере, и его отец, и постаревший «другой» Пер (в исполнении Павла Попова). Пер меняет обличье постоянно, зачастую на сцене присутствует обе составляющих героя, а при помощи нового для Бутусова изобразительного средства – видеокамеры, на задней стенке коробки сцены проецируется то самое важное, на что режиссер хочет обратить внимание зрителя. Но Пер — это не только актеры Волков и Попов, играющие с присущей обоим отдачей, когда стирается условная граница между театром и жизнью. Помимо них на сцене и сам Бутусов. Нет, он не выйдет к зрителям, как в «Чайке», но это он ищет смыслы, это он рефлексирует через своих героев, это он странствует по страницам собственной жизни и карьеры. Поэтому эта монументальная в смысле размаха и временного разброса пьеса отражает и все этапы жизни мастера, поэтому цитаты самого себя кажутся уместными и даже необходимыми. Рисунок действия происходит довольно часто по диагонали, как, например, в «Барабанах в ночи» или «Гамлете». Пер Гюнт Волкова иной раз так отчаянно напоминает Волковского же Брехта из «Кабаре Брехт». Музыкальное сопровождение в отдельные моменты напоминает все спектакли Бутусова по очереди. Огромный крест, как и меч в «Гамлете», нависает над сценой, становясь спасительной мачтой для главного героя во время крушения корабля.

Фото – Валерий Мясников

Отдельно стоит отметить актерские работы. Сергей Волков и Павел Попов — двуликий Пер, перевоплощаются друг в друга быстро, но деликатно. Видно, что Павлу очень нравится его роль, поэтому иногда есть ощущение, что актер «заигрывается», впрочем, такая манера игры всей постановке идет в плюс, в отличии от «Бега», где Попов также играет у Бутусова и иной раз перегибает палку. Волков пришел в театр им. Вахтангова за Бутусовым из Питерского театра им. Ленсовета. И иногда его некая инаковость проступают в игре, но это также ни в коем случае не вредит постановке, а аккуратно и четко вписано в нее.

Фото – Валерий Мясников

Яна Соболевская оказалась абсолютно бутусовской актрисой, даже странно, что они не сотрудничали ранее. Полутона в игре, вокальные данные, тонкое исполнение музыкального материала, которое делает, например, финальную сцену, вместе с накладывающимися друг на друга цитатами из различных сфер культуры, такой мощной и пронзительной. Её Сольвейг абсолютно живая, правда абсолютно без представлений о феминизме, что в принципе делает материал пьесы несколько неловким и даже стыдным в сегодняшнем дне. Но самая большая удача в этой постановке — это мать Пера в исполнении Евгении Крегжде, которая единственная не меняется в лице, не использует грим, а с ненавязчивой настойчивостью продолжает оставаться человеком среди троллей, не изменяя прическу и привычки, сохраняя утонченность и грацию.

Фото – Яна Овчинникова

Бутусов верен себе. Он сделал спектакль, который фанаты будут смотреть неоднократно, раз за разом видя и разбирая новые цитаты и смыслы. Но и те, кто творчество режиссера не любил, скорее всего не полюбят после просмотра. «Пер Гюнт» получился концентратом – даже нескольких минут спектакля хватит, чтобы понять «работает» он для вас или нет. О чем получился этот спектакль невозможно сформулировать однозначно. В слоях краски, грязи, снега, суровых норвежских сказок и азиатских скитаниях героя режиссер вместе с героем ищет себя и разбирается в смыслах, а наблюдать за этим — удовольствие и одновременно боль даже для искушенного зрителя.

Билеты

Текст Карина Чаплинская


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow