READING

TheatreHD: «Хансард»: сцены из супружеской жизни...

TheatreHD: «Хансард»: сцены из супружеской жизни

And the rest as they say is a tragedy

Летнее утро, Котсуолдс, уютный загородный дом, он и она. Краски сцены как будто немного приглушены, а запись спектакля построена так, что ты чувствуешь себя у телевизора за просмотром старого сериала про жизнь высшего общества. Это «Хансард» – новая постановка Национального театра.

«Хансард» – пьеса Саймона Вудса, только начинающего свой путь в драматургии актера, но путь этот уже кажется вымощенным желтым кирпичом. Нам Саймон Вудс знаком по сериалам «Крэнфорд» и «Рим», а еще по фильмам «Пенелопа» и «Попасть в десятку». Но вот поверить, что он создал такую умную глубокую вещь о паре, которая провела в браке чуть меньше лет, чем исполнилось самому автору, достаточно сложно. Само слово «хансард» означает стенограмму парламентских заседаний. Перед зрителем тоже стенограмма, но только одной по-своему несчастной семьи.

Он – известный политик, представитель партии тори, с красным министерским чемоданчиком, слегка усталый, моложавый, с грустью в глазах. Она – его жена, как выясняется в процессе, вторая, еще более уставшая и равнодушная к жизни. Но стоит им только встретиться, и вспыхивает пламя. Их диалоги, больше похожие на игру в пинг-понг или перестрелку двух снайперов, полны сарказма и скрытой грусти. Британский юмор – сухопарый, едкий – представлен здесь во всей красоте. Текст словно перекатывается от него к ней, а мы лишь успеваем следить за развитием сцены. Он стыдит ее за неубранный вид, запущенный алкоголизм и в целом начинает сцену со слов «она еще жива, боже». Она высмеивает его консерватизм (сама же симпатизируя левым), преклонение перед Тэтчер (действие пьесы происходит в 1988 году) и не раз вставит шпильку, что он снизошел до женщины ниже себя по положению, и из простой интрижки в отеле создал себе жену.

Поначалу кажется, что это просто разговор двух умных, очень уставших друг от друга людей. Но не зря в начале трансляции зрителю показывают небольшой фильм, о том, что происходило в Британии в 1988 году, какие проблемы волновали ее жителей. Политика Тэтчер, ее закон о гей-пропаганде, известный как 28-я статья, нарастающая эпидемия СПИДа. Потихоньку один за одним на свет из шкафов вылезут старые семейные скелеты, будет сказано то, что хранилось под замком годами. Единственная запретная все эти годы тема – их сын, погибший в юном возрасте. Его смерть стала червоточиной брака. Но вот они наконец заговорили. И пусть вначале летят цветочные горшки, их разногласия стихнут, полностью смещенные одной простой истиной: ах, если бы мы раньше просто сели рядом, и рассказали бы друг другу части этой истории.

В чем-то эта пьеса вызывает в памяти другой великий супружеский диалог – «Кто боится Вирджинии Вульф?» Эдварда Олби. Кажется, ни один обзор этого спектакля не обходится без такого сравнения, но оно настолько просится в голову, что нельзя не упомянуть, тем более в самой пьесе сделан небольшой реверанс-отсылка. Пьеса Вудса в чем-то даже обыгрывает своего великого предшественника: здесь нет второй пары, для и над которой совершается действо, здесь лишь Робин и Диана, друг против друга и мы, безмолвные свидетели.

«Хансард» по-своему уникальный спектакль: здесь два равновеликих актера сосуществуют на одной сцене ни разу, даже случайно, не перетаскивая одеяла на себя. И Алекс Дженнингс (Робин), и Линдси Дункан (Диана), оба в этой работе потрясающи в своей игре. Здесь все выверено до мелочей: каждая интонация, жест, мимика. Настоящие мастера сцены. Они ведут этот спектакль так, что ты ни на секунду не хочешь отвлечься от действия. А финал настолько великолепно сыгран, что слезы сдержать достаточно сложно.

Билеты

Текст Ольга Шишорина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow