READING

Инспектор пришел в театр Пушкина: великосветский р...

Инспектор пришел в театр Пушкина: великосветский разговор с совестью

«Это инспектор дает нам нити, чтобы мы сплели веревку и повесились на ней»

В этом сезоне театр Пушкина обратился к британскому драматургу, классику XX века Джону Бойтону Пристли. На основной сцене премьера – “Инспектор пришел” – английский респектабельный детектив, все действие которого происходит в одном доме в течение вечера. Пьеса “Визит инспектора” считается одной из самых известных работ писателя, и признана достоянием театральной сцены. Впервые инспектор «пришел» в Камерный театр[1] (постановка Таирова увидела свет в 1945 году, сам драматург присутствовал на премьере), лишь в следующем году ее поставили на родной лондонской сцене. Пристли в целом связывают очень тесные отношения с СССР: в 70-е он стал популярен и любим у нас после блестящих советских экранизаций – остросюжетного “Опасного поворота” и одного из первых мюзиклов страны “31 июня”.

Постановка театра Пушкина помпезна и величественна: наряды будто сошли к нам из «Аббатства Даунтон», монохромная в серебристо-черном кружеве гостиная, под стать ей почти кружевной, подобный паутине занавес, звон бокалов и респектабельная музыка. Семейство промышленника Берлинга в узком кругу празднует помолвку дочери Шейлы с сыном владельца крупного завода. Берлинги – воплощение довольства и успешности – отец семейства надеется быть в скором времени представленным к рыцарскому званию, его жена руководит женским попечительским обществом, отпрыски, как и положено, ведут веселую светскую жизнь. Все они живут в выдуманном городе Брамли в самом сердце Западного Мидленда[2]. Парад благополучия нарушает визит инспектора Гула, расследующего самоубийство юной Евы Смит. Дальше – в лучших традициях «Мышеловки»[3] – рассказ хочется остановить, чтобы зритель, незнакомый с пьесой, получил максимум удовольствия.

В рамках режиссерской лаборатории прошлого года актеры театра Пушкина смогли попробовать себя в новом жанре: Олег Пышненко исходно готовил свой спектакль для филиала театра Пушкина. Но в момент утверждения художественным руководителем Евгением Писаревым было принято решение перенести спектакль на основную сцену театра, а саму постановку взять под художественное руководство. Специально для этой пьесы был приглашен главный художник театра Вахтангова Максим Обрезков, и надо сказать художественные решения завораживают.

Режиссерское прочтение очень деликатно. Взят первый, сделанный еще при Таирове, перевод, максимально сохранены диалоги и мизансцены. Мы словно смотрим хороший советский фильм, ведь не зря наши постановки английской классики считаются одними из лучших. Спектакль в лучшем смысле консервативен: здесь не нужно ждать каких-то резких движений, Бэтмен не выпрыгнет на тебя из-за угла, все чинно, благородно и «видите ли, дорогой Ватсон». Под маской детектива скрывается важный и нужный каждому разговор о простых истинах: думать только о себе или заботиться об окружающих, стоит ли шевелить пальцем, если ситуация не касается тебя лично, и нужно ли проявлять милосердие.

В первую очередь находка спектакля – актерский состав. В роли инспектора исходно был заявлен Григорий Сиятвинда, но премьерные показы с блеском ведет Владимир Майзингер, для которого роль Гула дебют на сцене Пушкина. Его герой потрясающе держит ситуацию, дергает за ниточки и следит, чтобы его подопечные не разбежались. Отдельное удовольствие следить за его глазами: они то лихорадочно блестят, то в них виден стальной блеск. Достаточно простой небрежный костюм инспектора контрастирует со сшитыми с иголочки нарядами высшего общества. Он полностью им противопоставлен: простой земной или наоборот неземной человек.

Все семейство Берлингов и будущий зять Джеральд Крофт также на высоте, но мое сочувствие как зрителя и потому первое место полностью отдано Анне Кармаковой, играющей дочь Берлингов Шейлу.

Катерина, возможно, и не луч света в темном царстве, но Шейла Берлинг в своей семье (и при поддержке брата) точно является проблеском надежды. Мать и отец Берлинги ведут свои роли в традициях щепкинской школы: иногда за ними словно видны кто-то вроде Веры Васильевой или Юрия Соломина, или покручивающий ус, довольный собой герой Яковлева в «Опасном повороте» (здесь уже Щука).

Здесь, пожалуй, будет интереснее тому зрителю, который не знаком с сюжетом, только большая просьба от тех, кто пьесу знает, дождитесь с аплодисментами финала. Ведь то, что может показаться вам концом представления, является лишь началом нового.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фотографии teatrpushkin.ru

[1] Камерный театр был основан Александром Таировым в 1914 году, ныне в этом здании расположен театр Пушкина

[2] Западный Мидленд – индустриальный регион Англии, сердцем которого является промышленный город Бирмингем. В нём развита пищевая, металлургическая, машиностроительная (в том числе электротехническая) промышленность.

[3] Пьеса Агаты Кристи, знаменитая своей неожиданной развязкой. Успешно идет на Вест-Энде с 1952 года. В конце каждого спектакля зрителей просят не рассказывать, чем она заканчивается.


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow