READING

«Косой дождь», или красота – в движении, а соверше...

«Косой дождь», или красота – в движении, а совершенство – в наготе

Есть постановки, которые выжженной линией остаются в памяти. И «Косой дождь» Гильерме Ботело, показанный на сцене Театра им. Моссовета в рамках XIV ежегодного фестиваля современного искусства «Территория» – одна из таких. Бразилец, родившийся в Швейцарии, и его танцевальная компания Alias ставят эксперименты и над собой, и над зрителем.

Простота иногда обманчива. Спектакль «Косой дождь» полностью состоит из простых движений, которые на самом деле таковыми не являются. Казалось бы, каждый может проползти. Почти каждый – сделать кувырок. Идти, бежать, стоять, закрыть лицо рукой и даже упасть – что может быть проще? Но как из этого собрать часовой спектакль? Как из этого сделать гипнотический транс, в который погружаешься и перестаёшь замечать, когда одни повторяющиеся движения сменяются другими? Вот это уж точно может не каждый. И не каждый сможет так естественно и, как обманчиво кажется, с ноткой импровизации всё это исполнить. Совсем не каждый.

Родители Гильерме Ботело и подумать не могли, что в их семье психоаналитиков из сына может получиться кто-то иной, а не продолжатель традиций. Но в общем-то здесь они и не ошиблись. Подход и методы только у сына отличны от родительских. Но иначе, как сеансом психоанализа, работы Гильерме не назвать. В его постановках каждый, увидев основную нитку-тему, натянутую автором, раскрутит клубок, который приведёт его вглубь самого себя и заставит задуматься о сокровенном и не всегда доступном.

«Косой дождь» повествует о вечном движении, о жизненных циклах, которые у всех одинаковы, и которые повторяются от рождения до смерти. На сцене нет ничего, кроме танцовщиков, которые своим движением, перемещаясь из одной кулисы в другую, замыкают этот круг. Вначале их не отличить от животных: так вывернуты и сложены их тела, пока они долго и ритмично передвигаются на четырёх конечностях по сцене. Меняются движения, темп, но остаётся общий дух предопределённости. И если кто-то падает, то это тоже предопределено. Каждый в себе и не видит других. Лишь несколько раз кто-то из них коснётся взглядом и рукой другого, сольётся с ним в единый ритм, выпав из общего, но только на время и лишь для того, чтобы потом вновь влиться в этот ритм. Здесь нет главных героев. Твой глаз цепляет то одного, проносящегося мимо, то другого. И, не взирая на похожие движения, у каждого своя история. И если захотеть, то в ком-то можно рассмотреть свою.

Дальше ты уже не замечаешь, как сцена постепенно затягивается нитями, как будто вырастающими из тел танцовщиков, пробегающих между ними. А потом ты также не замечаешь, как один, два, пять, все они – уже полностью без одежды. Не замечаешь, и потому это не коробит тебя, а лишь кажется таким же естественным, как всё продолжающийся бег: ритмичный, пронзительный, уносящий тебя мысленно вслед за ними. И, как заметил сам автор, здесь нет цели кого-то шокировать. Это всего лишь наглядное отображение того совершенства, что есть в каждом, но до которого нужно успеть добраться.

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
ldq.theatre