READING

Интервью с Данилом Чащиным: мне интересен любопытн...

Интервью с Данилом Чащиным: мне интересен любопытный зритель

Выходит ваш новый спектакль «Горка» в Театре на Таганке. Спектакль по современной пьесе, который впервые ставится в Москве. Как вы познакомились с материалом?

Я увидел пост Павла Андреевича Руднева в Facebook, где он хвалил эту пьесу, говорил, что это крутая история, и советовал режиссерам обратить внимание. Это было прошлой осенью, после «Любимовки». Я тут же открыл, прочитал, и мне она правда понравилась. После этого показал пьесу Ирине Апексимовой, ей она тоже понравилась, и мы написали Алексею Житковскому, сказали, что хотим ее ставить. И вопрос решился в течение недели.

О чем для Вас эта пьеса?

Это история про подвиг, ежедневный подвиг воспитательницы детского сада, которая каждый день защищает детство. Это один пласт смысла. Второй, – в том, как опасны недобровольность и принуждение, с которыми мы сталкиваемся в раннем возрасте. У нас ностальгия по детству связана с очень светлыми воспоминаниями. Но часто они омрачены трагическими ощущениями, трагическими триггерами. Эта история о том, как человек формируется в раннем возрасте и как важно правильно его формировать.

Интересно ли работать с материалом с чистого листа, делая не просто премьеру, а первую постановку материала в России?

Это первая постановка пьесы в Москве, в России уже были премьеры. С одной стороны, это сложнее, потому что когда я ставлю пьесу, то стараюсь смотреть все, что идет по этому материалу. Многие режиссеры этого не делают, но я стараюсь смотреть. А тут, получается, не на что опираться, это своего рода челлендж. Когда ставишь классическое произведение, которое все знают, то стараешься делать так, как другие не делали. А если это эксклюзив, твоя цель рассказать историю так, как задумал автор. Чтобы не извратить и не испортить, потому что люди впервые ее услышат.

Как происходил процесс выбора актеров и репетиций с ними?

Я почти не знал актеров Таганки, видел в каких-то работах, но немного. Собралась большая часть труппы, и мы начали читать текст. Кто-то отсеялся сразу, кому-то эта история не зашла, кто-то не попал, потому что меньше подходил или в меньшей степени проявил себя. Потом было распределение ролей. А дальше мы начали репетировать. Спектакль репетировали блоками и проводили много тренингов. То есть разговаривали о пьесе, делали интервью с персонажами, когда, условно, Юлия Куварзина отвечает на вопросы как Настя, главная героиня пьесы. Мы писали биографии ролей, придумывали страницы персонажей в социальных сетях, представляли, как выглядели бы их квартиры, что бы они дарили друг другу на день рождения. Такой подробный разбор по Станиславскому, какой бы условной ни была форма. Постановочные эффекты можно придумать за выходные. А чтобы артист был убедителен, заразителен, интересен на сцене – на это уходит все основное время.

Пьеса о ежедневном подвиге воспитательницы, что кроется за этим подвигом? Ваша главная героиня – какая она?  

Мне кажется, главная героиня проходит некий процесс. Поначалу она «хабалистая», жесткая и нечуткая, но к мальчику-мигранту у нее проявляется теплота, рождается материнский инстинкт. Для меня это и про трудности перевода. Мы не всегда можем сформулировать, что мы чувствуем, понять, что хочет сказать другой человек. Мы заложники этой системы. Этот спектакль про то, как необходимо идти навстречу друг другу. Я бы сказал, что персонажи строят не горку а вавилонскую башню, разговаривая на разных языках. Это и есть наше небо – попытаться создать единство разных.

Если Вы ходили в детский сад, то расскажите о воспоминаниях того периода, помните ли свою воспитательницу?

Я, к сожалению, не ходил в детский сад, и это для меня потеря в этом смысле. Поскольку у меня нет личного опыта, я получал его с помощью видеозаписей в интернете и по рассказам других людей. Плюс, я сам ходил в мини-школу, наблюдал за атмосферой.

В прошлом году ваш спектакль «Молодость» был номинирован на «Золотую маску» в нескольких номинациях. Важно ли вам признание театрального сообщества и ориентируетесь ли вы на некие театральные «тренды»?

Если отвечу нет, это будет лукавство. Мне приятно, когда меня номинируют на «Маску», когда мой спектакль из другого города приезжает в Москву и его может посмотреть московская публика. При этом количество моих работ увеличивается. После того, как «Молодость» приехала на «Золотую маску», ряд театров вышел ко мне с предложениями. Театральные «тренды» я не очень знаю. Они настолько быстро меняются, настолько все разные. Спектакли Погребничко и Крымова – это разные спектакли. Но что из них тренд? Я стараюсь ориентироваться в театральном мире и быть насмотренным режиссером, но не всегда считываю вкусы нашей «тусы».

Отправите ли «Горку» на «Золотую маску»?

Полагаю, это вопрос к театру (улыбается), но думаю, что «Золотая маска» сама к нам заглянет.

Есть ли у вас совет или наставление для зрителя, который впервые придет на Ваш спектакль? Как готовиться и надо ли?

Это к вопросу о том, что Театр на Таганке – это театр с историей. И какая-то определенная публика ждет от него определенных спектаклей. Вот, наверное, не стоит настраиваться на продолжение Таганки, на то что, «Таганка уже не та». Она и будет не та. Нужно обнулиться и подготовиться к тому, что будет такое, чего, возможно, вы не ожидаете.

Расскажите о портрете Вашего идеального зрителя. Кого Вы хотели бы увидеть в зале на этом спектакле и почему?

Для меня идеальный зритель тот, у кого нет определенного набора привычек. Это человек, который приходит со свежим взглядом. Не тот, кто узурпировал имя Чехова или Островского и считает, что только определенным образом их можно ставить. Мне интересен любопытный зритель.

Беседовала Карина Чаплинская

фотографии: Ира Полярная

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow