READING

«Салемские ведьмы» на Малой Бронной: месть бродит ...

«Салемские ведьмы» на Малой Бронной: месть бродит по городу

Драматургию Артура Миллера связывает с театром на Малой Бронной давняя история: именно на Бронной состоялась первая постановка его произведений в Советском союзе: «Все мои сыновья» (1957), а в 1959 году в качестве художественного руководителя театра Андрей Гончаров представил свой первый спектакль «Вид с моста». Артур Миллер во время своего визита в Москву отмечал, что это лучшая постановка его пьесы. Театр, ставший когда-то первооткрывателем Миллера для русского зрителя, снова вернулся к его творчеству: в апреле 2017 состоялась премьера Сергея Голомазова «Салемские ведьмы» (по пьесе «Суровое испытание»).

В 50-х годах к тому моменту уже всемирно известный драматург и лауреат Пулитцеровской премии был обвинен в антиамериканской деятельности во время знаменитого судебного процесса, развернутого сенатором Маккарти. Под впечатлением от процесса Миллер в 1952 написал «Суровое испытание» – пьесу об охоте на салемских ведьм. Во время судебного процесса 1692-1693 годов по обвинению в колдовстве были повешены 19 человек и еще до 200 посажены в тюрьмы. Позже в 1697 все жертвы были реабилитированы, а приговоры признаны незаконными. Явная параллель пьесы с политикой маккартизма привела к тому, что в 1953 Миллер попал в «черный список» Голливуда.*

Пьесы Миллера – это тот случай, когда для полноты восприятия хочется порекомендовать вначале посмотреть спектакль, а после уже, по желанию, обратиться к первоисточнику. Возможно, оттого что первое впечатление накрывает тебя с головой и в формате спектакля становится еще сильнее и ярче, а может оттого, что поднятые в них проблемы настолько тяжелы, что не хочется оставаться с ними один на один после последней перевернутой страницы.

«Салемские ведьмы» Голомазова следуют первоисточнику, только благодаря потрясающей работе художницы по костюмам Марии Даниловой зритель все время забывает, что действие происходит не в наше время, а в далеком семнадцатом веке. Хотя, если вспоминать о параллелях, то не стоит забывать и о цикличности происходящего.

Зритель в зале, гаснет свет и вот перед нами семь девушек. Они стоят на самом краю сцены, в полуобмороке заклинают что-то неведомое нам, их общий шепот переходит в вопль. Сидеть в первых рядах на этой постановке отдельное испытание: смотреть в глаза девочек Салема очень страшно, они же смотрят куда-то сквозь тебя.

Начавшаяся как «безобидный танец в лесу» ворожба приводит к тому, что пара девочек не выходит из обморока. Одна из них – дочь его преподобия Пэрриса (Андрей Рогожин), главы местной церкви. Испуганный толи за дочь, толи за власть над своим приходом он посылает за Джоном Хейлом (Дмитрий Гурьянов), священником-экзорцистом. Далее события развиваются стремительно: желание спасти девочек быстро сменяется решением сугубо личных проблем. Город просыпается и показывает свое истинное лицо: здесь и дележ имущества, и раздел власти, и попытки избавиться от неугодных соседей. Заговоры, доносы бредут по городу Салем, а возглавляет это шествие месть совсем непростой девушки Абигайль (Екатерина Седик). Колесо запустилось и уже никто не хочет его остановить. Если в первом действии все только набирает обороты, и поиски дьявола еще могут казаться поисками истины, то во втором вступает тяжелая артиллерия во главе судьей Дэнфортом (глумливый иезуитствующий персонаж Михаила Горевого), с демонической улыбкой провозглашающим простую истину: «можно быть либо за суд, либо против, ведь настало время твердых решений».

«Салемские ведьмы» – густонаселенный спектакль и настоящий подарок для театра с возрастной труппой.  Здесь нет проходных персонажей или неважных ролей. Актерский состав Малой Бронной в этой постановке показывает весь свой масштаб и силу, и если бы нужно было рекомендовать один спектакль к просмотру из всего репертуара, то я выбрала бы «Салемских ведьм».

У Миллера не бывает простых однобоких персонажей: каждый выписан настолько многогранно, что актерам остается лишь принять на себя роль и следовать по тропинке, которую создал для них автор. Совершенно потрясающий образ Джона Хейла в исполнении Дмитрия Гурьянова. Его персонаж один из самых интересных в пьесе: наивно верящий искатель, борец за добро и правое дело, с саквояжем, полным книг и диковинных приспособлений для поимки дьявола. Его вера проходит одно из самых тяжких испытаний: стараясь принести пользу он становится невольным виновником пыток и смертей, и тяжесть этих жертв навечно на его совести. Вы когда-нибудь видели, чтобы у актера на сцене шевелились волосы? Здесь же ужас осознания проявлен физически во всем его образе. Чудесная Полина Некрасова в роли Мэри Уоррен, девочки-сироты, мечущейся между Абигайль и Джоном Проктором в поисках взрослого-защитника. «Я – официальный свидетель и нужный человек!» – с гордостью говорит она Прокторам, придя домой после очередного заседания. Добрую часть второго акта в ней идет внутренняя борьба между правдой и спасением, и зритель с надеждой следит за этой битвой. Семейство Патнэмов (Александр Терешко и Марина Орел), Нэрсы (Александр Макаров и Вера Бабичева), фермер Джайлс Кори (Геннадий Сайфулин) – у каждого маленькая, но очень значимая в пьесе роль. Ольга Сирина в роли рабыни Титубы со знакомым всем среднеазиатским акцентом. Старшее поколение Бронной прекрасно. Андрей Рогожин в роли преподобного Пэрриса балансирует между драмой и комедией: к его персонажу невозможно относиться как-то определенно – он вызывает и презрение, и жалость одновременно. Очень, очень интересно следить за изменениями, сломом его персонажа.

И, конечно, главный треугольник спектакля – Джон Проктор (Леонид Тележинский), Элизабет Проктор (Дарья Грачева) и Абигайль Уильямс (Екатерина Седик). Все три персонажа живут в постоянном напряжении: то скрытом, еле отражающемся на поверхности, то взрываясь и раскрывая истинную природу вещей. Красивая, дерзкая Абигайль, с ярким маникюром и повадками шпаны, она легко подчиняет себе девочек Салема и руководит всем происходящим, как марионетками. Прокторы с их непроговоренной семейной драмой: слишком чистая и правдивая Элизабет и слишком строгий к себе Джон. Их последняя совместная сцена настолько пронзительна, что воздух почти вибрирует от напряжения.

Михаил Горевой, приглашенный на Бронную специально для этой роли, в интервью после премьеры говорил, что пьеса настолько жирная, вкусная, что он не только сам может кайфануть, наесться ей, но и накормить ей весь зал. Его персонаж и правда кайфует, он настолько получает удовольствие от происходящего, что становится страшно. При этом его реплики максимально далеки от оригинала и от этого еще сильнее бьют в цель: как будто ломая четвертую стену он постоянно обращает их прямо к залу, и его издевательские ремарки не раз заставляют тебя вздрогнуть.

Сергей Голомазов, режиссер спектакля, уверен, что от охоты на ведьм не застраховано ни одно общество. Пьеса Миллера о событиях семнадцатого века была актуальна в момент написания, актуальна она и сейчас. «Что, думаете кто-нибудь заплачет по вам?» – бросает в зал свой страшный вопрос персонаж Горевого. Больше не будет произнесено ни слова, лишь безмолвные пальто, символы смерти, снова упадут на сцену.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фото mbronnaya.ru

*«Чёрный список» Голливуда (Hollywood blacklist) — список деятелей культуры и искусства в США в 1940—1950-х годах, которым запрещалось заниматься профессиональной деятельностью из-за их политических убеждений. В списки, составлявшиеся владельцами голливудских студий, попадали члены Компартии США или заподозренные в симпатии к ней, а также отказавшиеся помогать властям в расследовании деятельности компартии.


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow