READING

«Электра/Орест»: детки из клетки. Французская гаст...

«Электра/Орест»: детки из клетки. Французская гастроль TheatreHD

Орест и Электра – дети, убившие мать. Электра и Орест – дети, отомстившие за отца. На самом деле, если верить мифам, все началось еще за несколько поколений до: с их прадеда Пелопа, который ведет род от самого Зевса-громодержца и в чью честь назван Пелоппонес. Если вкратце, род его был проклят, ветви веками враждовали и доходили до братоубийств не раз. В той части истории, которая интересна нам, замешана Троянская война, на которую ушел Агамемнон и с которой вернулся победителем, с добычей и дочерью Приама Кассандрой. Той самой, которой никто не верил, а она методично и честно предсказывала беды. Она же предсказала их с Агамемноном смерть. За время отсутствия царя Микен жена его Клитемнестра увлеклась двоюродным братом царя Эгисфом. Возвращению Агамемнона они были не рады, тем более в части трактовок в начале Троянской войны он принес старшую дочь Ифигению в жертву богам. В общем, царь был убит, дети его изгнаны и началась наша история.

«Электра/Орест» — это две трагедии Еврипида, объединенные в полотно одного спектакля. Режиссер Иво ван Хове представил свою версию событий, воплотив задуманное вместе с труппой Комеди Франсез. Ван Хове зрителям TheatreHD хорошо знаком и даже любим: в параллель с «Электрой» сейчас в прокате потрясающая постановка «Все о Еве» с Джиллиан Андресон (мы писали о ней ранее), он же поставил замечательный «Вид с моста», за который получил и премию и «Тони», и «Оливье». При этом Хове режиссер неровный, и некоторые его постановки иногда у меня, как у зрителя, вызывают удивление. Так и случилось с постановкой «Электра».

В самом начале показа зрителя ждет небольшой, но подробный фильм о том, как родилась эта постановка и почему использованы те или иные решения. Эта вводная во многом помогает погрузиться в дальнейшее действие и постараться его принять. То, что на постере спектакля кажется эффектным промо-решением, оказывается на деле образующей основой всего. Электра отдана в жены крестьянину, низвергнута из царских покоев и живет теперь в хлеву и грязи. Зритель оказывается низвергнут вместе с ней, и все действие спектакля мы проведем в грязи, в гигантских количествах разбросанной по помпезным интерьерам зала Ришелье. Надо отдать должное, это впечатляет: позолота и роскошь зала против почти животного существования на сцене. В глубине сцене возведено некое сооружение, сначала являющееся домом Электры, а в конце символизирующее микенский дворец. За ним с двух сторон размещены барабаны, и гулкий пронзительный звук сопровождает нарастающий ужас и архаику. Также есть деревянные мостки – некая связующая линия между миром падших и обездоленных с миром сильных и живых. Серые лохмотья низов контрастируют с вечерними платьями и строгими костюмами верхов, одетых в цвета королевского синего.

По словам создателей грязь выбрана как источник проблем и принижений, в которых тонут герои Эврипида. В интервью актеры признавались, что работа в этой фактуре требует колоссальной осторожности и какой-то животной пластики. Здесь нельзя увлечься и приходится постоянно контролировать себя, настолько сложно функционировать в пространстве. Кажется, Ван Хове всласть наигрался при подготовке этого спектакля и воплотил свои самые сокровенные задумки. В процессе спектакля ловишь себя на том, что сочувствуешь не героям, а самим актерам. Ты искренне за них переживаешь.

Спектакль идет два часа без антракта и этого более, чем достаточно. Даже с учетом такой небольшой длительности действие кажется затянутым. Основную его часть за вычетом самого развития сюжета занимает хор. Здесь он представлен в виде толпы женщин разных возрастов, подхватывающих реплики Электры и превращающих их в монотонный цикл криков и плясок. Бой барабанов, ритуальные взмахи и пляски – мы наблюдаем толи идолопоклоннический танец, толи ведьминский шабаш.

Это мир покинут, проклят богами. Все сводится к воле Аполлона, чьего прощения или напутствия герои алчут весь спектакль. Он появится лишь в самом конце вспышкой света в беспомощной грязи, похожий на молодого Ленни Кравица и никак на самом деле не влияющий на происходящее. Его жаркий монолог лишь на несколько мгновений остановит действие, затем все возвратится на круги своя. Бог лишь прикрытие для темных чудовищных деяний.

Спектакль тяжел какой-то бессмысленной болью. Его по-настоящему тяжело смотреть, но хочется отметить актерские работы, особенно исполнителей ролей Электры (Сюлиан Брахим) и Ореста (Кристоф Монтене). Они проходят все стадии падений и сумасшествия. Электра, стриженная и одетая под мальчика, истощенная, заключенная во мраке своих идей, утаскивает за собой в этот омут и Ореста. Герой Монтене в какой-то момент действия почти сливается с грязью, словно пытаясь раствориться в ней, забыться и спрятаться от последствий своих поступков. Они словно поменялись местами: Электра несет в себе все мужские качества их пары, Орест, наоборот, отвечает за женскую часть спектра. Полной противоположностью Электре, в которой нет ни толики женщины, выступает Клитемнестра. Роскошная, величественная, при этом какая-то слишком нормальная для происходящего вокруг. Интересный ход: и Клитемнестру, и сестру её Елену (ту самую Елену Прекрасную) играет одна и та же актриса – Эльза Лепуавр. Словно призрак убитой она является её детям, ненавидимая уже не только ими, но всем греческим народом.

Здесь вас ждут крики и кишки, расчлененка и грязь. И сравнение с «Игрой престолов» не кажется ироничным замечанием: просто представьте, что Битва бастардов кончилась иначе и герои навечно оставлены в мире, где правит Рамси Болтон. Мир сумасшедших, жестоких и бессмысленных поступков. Каждый выбирает для себя.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фото theatrehd.ru

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow