READING

TheatreHD: Поэма о смерти и сладострастии: Антоний...

TheatreHD: Поэма о смерти и сладострастии: Антоний в руках Клеопатры

Шекспир, как известно, славился своими пьесами на римскую тематику, а TheatreHD славится своими постановками по его произведениям. В сезоне 2018-2019 у российского зрителя есть прекрасная возможность посмотреть еще одну версию «Антония и Клеопатры». Теперь уже на сцене Оливье Национального театра в постановке Саймона Годвина, в главных ролях Райф Файнс и Софи Оконедо.

Саймон Годвин – режиссер, хорошо знакомый поклонникам проекта TheatreHD. Он уже работал с Файнсом в 2015 году, когда поставил пьесу Бернарда Шоу «Человек и Сверхчеловек» с ним и Индирой Варма (Эллария Сэнд в «Игре Престолов»). В 2017 он представил публике совершенно новый вариант «Двенадцатой ночи» (привычный Мальволио стал Мальволией, эту роль исполнила Тэмсин Грэг). Годвин не в первый раз ставит Шекспира, в его послужном списке есть также «Ричард II» для «Глобуса» и «Гамлет» для Королевской Шекспировской Компании. А уже в августе он станет худруком Шекспировской театральной компании в Вашингтоне.

Уже только этот послужной список делает «Антония и Клеопатру» совершенно обязательным к просмотру. Достаточно посмотреть на постер спектакля, чтобы понять, насколько красивым будет зрелище. И эта мысль подтверждается, когда ты находишься в кинотеатре. Костюмам уделено огромное внимание, в чем-то они становятся еще одним персонажем, помогающим создателям воплотить все задуманные идеи. В антракте нас ждет мини-фильм о том, как создавался гардероб Клеопатры haute couture. Египетская царица вместе со своим окружением предстает иконой моды (в списке ее платьев даже реплика платья Бейонсе к Lemonade), ее страна – дурманящим и обволакивающим раем, где в непрекращающемся пиру и царстве гедонизма теряет свои волю и рассудок Марк Антоний.

Александрия живет на одной половине театрального круга: здесь и цветные колонны дворца, и пруд, в котором царица может наказывать виновных, золото и вино окружают её. Но стоит повернуть декорацию и перед нами предстает строгий, технологичный Рим. Его солдаты одеты в строгие костюмы, которым позавидовали бы модники с Сэвил Роу, на встроенном в мрамор экране без перерыва транслируется, что происходит во всех частях империи Цезаря. Сам Цезарь (Октавий Цезарь, известный нам под именем Октавиана Августа), не путать с Гаем Юлием, молод и подтянут.

Словно в противовес ему мы впервые видим Марка Антония (Райф Файнс) в бусах, рубашке, похожей на гавайскую, с легко округлившимся от пиров и возлияний брюшком – довольно потасканный образ на сравнении с юным Октавианом. Так они и будут противостоять друг другу все три с половиной часа: строгий мир логики и приказов и взбалмошный мир удовольствий.

Марк Антоний в постановке Саймона Годвина вызывает сочувствие настолько сильно, насколько его Клеопатру хочется придушить. Первую половину спектакля можно смело показывать в рамках мастер-класса «Как свести вашего мужчину с ума постоянными перепадами настроения и истерией». Встречи Антония с Клеопатрой подобны посещению клетки с диким зверем, который одновременно и ластится, и уже сомкнул зубы на твоей шее.

«Ах, как упряма!
Но спорит ли, смеется или плачет –
Все ей к лицу. Любым ее порывом
Я только восторгаюсь удивленно»

Антоний под влиянием своей «беспутной египетской ведьмы» теряет разум, о чем говорят как его союзники, так и противники. В войске Цезаря, под чьи знамена он пришел триумвиром для сражения с Помпеем и Менасом, Марк ведет себя как шут. Уже в сражении с самим Цезарем он подвластен больше сиюминутным желаниям, чем военной стратегии. И лишь достигнув края, понимая, что его битва обречена, она потихоньку осознает происходящее. Еще больше времени потребуется Клеопатре. Ее героине очень сложно сопереживать и тем более проявить эмпатию, но в последние десять минут перед нами предстает настоящая царица, холодно и гордо смотрящая в лицо врагам и своей смерти. Смерть Клеопатры, по легендам принявшей ее от укуса змеи, показана в спектакле более, чем натуралистично. Если вы, как и я боитесь змей, конец спектакля будет для вас тяжел и неприятен. Реквизиторы потрудились на славу: на сцене настоящая змея.

В одной из сцен Клеопатра выходит в костюме до боли напоминающим еще одну сошедшую от власти с ума царицу – прекрасную бурерожденную Дейенерис из рода Таргариенов. Толи это привет от костюмеров, толи еще одно доказательство цикличности моды и выражения great minds think alike.

Отдельно хочется поговорить о том, как показана в спектакле война, и снова вернуться к похвале художникам и сценографам. Возможности Национального театра всегда впечатляли, но в этой постановке они задействованы на все 300 процентов. На сцене стремительно возникает субмарина, также стремительно возникают руины итальянского города, в котором ведут свою битву войска Антония. Театральный круг завораживает, переставая существовать лишь в горизонтальном измерении. Если окинуть взглядом сцену, можно также заметить живой оркестр, расположенный по обеим сторонам от нее. Постановка современна и несовременна одновременно: мы не видим тог и лавровых венков, вместо мечей и копий на сцене автоматы и бронежилеты, сам Цезарь не просто полководец, а адмирал в соответствующем этому облачении. Это дополнительно подчеркивается постоянными разговорами о том, как сильно его войско на море, но не слышит никого «заколдованный» Антоний. Но при этом здесь все выверено до мелочей, любая современная деталь ни на йоту не ослабляет древней трагедии.

Софи Оконедо хороша, очень хороша, ее переход от истеричной эксцентричности к цельной и величавой женщине оценит каждый. Не зря за эту роль она получила номинацию «Оливье», а их дуэт с Файнсом британская пресса окрестила лучшими Антонием и Клеопатрой последних лет. Но все же даже фееричные эскапады Клеопатры-Оконедо ничто перед тем, как ведет свою роль Файнс. Им любуешься каждое мгновение. Тяжелая подагрическая походка сменяется акробатическим этюдом, а вот он уже горланит песни, хлещет из горла виски или горько плачет над верным слугой.

В этом эпичном полотне все на своих местах: отлично подобранный состав на роли второго плана, световое и звуковое решения, опять же, костюмы. Давая драму в конце, они не забывают, что вырастает она почти что-то из комедии. И Антоний, и Клеопатра по-своему смешны и нелепы: на сравнении с современным Римом Цезаря они предстают пережитком прошлого. Заевшимся, загулявшимся, капризным до изнеможения. Поэтому падет Александрия, поэтому погибнут великовозрастные Ромео и Джульетта. Только эта Джульетта погубит своего Ромео не из любви, а по глупости. Один из резонеров пьесы, соратник Антония Энобарб заканчивает свой путь, отправившись «на поиски канавы, где мне пристало умереть: ее грязь лучше подойдет позднейшей части моей жизни».

Спектакль длится не мгновение, его три с половиной часа осязаемы и иногда даже тяжелы. Но это настолько масштабное и красивое действо, что было бы очень жаль его упустить.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фотографии: TheatreHD

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow