READING

Пути, которые пересекаются. «Соловьев и Ларионов» ...

Пути, которые пересекаются. «Соловьев и Ларионов» на Другой сцене «Современника»

Молодой режиссер Айдар Заббаров, выпускник Мастерской C. Женовача и на текущий момент самый молодой номинант «Золотой маски» поставил на Другой сцене «Современника» «Соловьева и Ларионова» (по дебютному роману Евгения Водолазкина). Заббаров же при участии Максима Рузуваева (Ларионов в спектакле) стал автором сценической инсценировки.

Проза Водолазкина была выбрана режиссером неслучайно. Еще во время учебы в Мастерской он работал с его повестью «Близкие друзья», позже погрузился в мир остальных произведений автора. Когда Волчек пригласила Заббарова в «Современник» ставить спектакль и дала карт-бланш на выбор материала, решение не заставило себя ждать.

«Может, он (роман) не так известен, как последующие, но он запал мне в душу, не отпускал, я все время думал о нем. Даже в Ялту поехал» Айдар Заббаров

Историк Соловьев и белый генерал Ларионов. Мальчик, родившийся на станции с нелирическим названием «715-й километр» – в месте, где «не было ни кино, ни почты, ни даже школы, ничего, кроме шести деревянных домов», – переедет в Петербург и в качестве темы для диссертации получит вопрос «Почему остался жив генерал Ларионов?» В поисках материала и ответов он уедет в Ялту, где обрывается нить, ведущая к Ларионову. Его ждет множество открытий и порой нелепых, смешных ситуаций, чтобы в конце обрести себя, а может и просто вспомнить. Ибо «что бы человек не изучал, он изучает самого себя» – именно к этому выводу приходит Соловьев и завершает цикл пути.

фото С. Петров

Даже с учетом того, что в постановку не вошли целые куски из произведения, спектакль получился по-настоящему масштабным и идет более трех часов с двумя антрактами. Действие «Соловьева и Ларионова» также происходит в трех временных промежутках (середина Гражданской войны – 20-е годы, 80-е годы и 90-е годы прошлого века). Можно подумать, что спектакль и будет разделен на эти блоки, но «все едино» и действие просачивается из одного времени в другое.

Кажется, на сцене Соловьев и Ларионов встретятся лишь однажды и то на мгновение. Генерал передаст часть своей рукописи историку и растворится в прошлом. Линия Соловьева и все, что связано с ним, получилась более объемной и живой. Шамиль Хаматов (Соловьев) виртуозно перевоплощается в своего героя, и одинаково хорош как любопытный непоседливый подросток (в части детства Соловьева), и как уже молодой человек, немного нелепый, с комплексом провинциала приехавший покорять Петербург, а затем и Ялту, не умея плавать. Как мы помним, на станции 715-й километр нет ничего, даже самого маленького водоема.

фото С. Петров

Часть о гражданской войне предстает будто скрытой занавесом. Как у Булгакова шли «сны Хлудова», так и здесь сложно отделаться от ощущения, что прошлое в «Соловьеве и Ларионове» двумерно, ускользает от зрителя как дымка. Получился очень образный, крупными мазками выписанный рассказ о бегстве белых, о кровавой крымской зиме 1920х, но Ларионов Максима Разуваева не кажется живым, тем более тем харизматичным белым генералом, повелевавшим тысячами и способным обмануть смерть.

Прекрасные работы Татьяны Лялиной (Лиза) и Натальи Ушаковой (Зоя). Две девушки в жизни Соловьева, такие разные, но одинаково важные в развитии сюжета. Лиза, единственная подруга детства, милый образ, сопровождающий Соловьева повсюду. Она – его первая и настоящая любовь, но, чтобы понять это, Соловьеву сначала придется пройти долгий путь поиска себя. Зоя, беззаботная авантюристка, подчиняющая себе мужчин и околдовывающая на время Соловьева. Потрясающая эпизодная роль сотрудницы отдела культуры города Ялты у Ульяны Лаптевой: у нее в спектакле несколько героинь, но ялтинский персонаж – это просто феерия.

фото С. Петров

Спектакль получился как слоеный пирог: сцены мирной жизни сменяются пластами про гражданскую, в самой гражданской – белые становятся красными и наоборот. Стремительный круговорот событий не сбивает с сюжета, а, наоборот, четко укладывается в голове и, более того, мотивирует после спектакля взяться за первоисточник.

На сцене стена из ячеек мутного зеленого стекла, какую мы привыкли видеть в советских учреждениях. Эта стена станет для нас и станцией, и библиотекой с её знакомыми выдвижными ящиками, ялтинским пирсом и коммуналкой, даже Воронцовским дворцом. Благодаря игре теней и видеопроекций мы вместе с Лизой и Соловьевым примем участие в опасной детской забаве (лежать на рельсах под проезжающим поездом), увидим костры крымской зимы 20го и плеск волн от уплывающих судов, уносящих с собой в Константинополь остатки белого движения. За стеной будет стоять семафор станции 715, а в ней самой одной из ячеек притаился телевизор, показывающий нам то «Санта-Барбару», то клипы Modern Talking. Жизнь из 80-х и 90-х выстроена на знакомых всем и каждому образах, и, наверное, сцены мирной жизни – лучшая часть спектакля. Художник Булат Ибрагимов проделал колоссальную работу, создав такой многогранный, но при этом кажущийся простым образ.

фото С. Петров

Спектакль, как и проза Водолазкина закольцован: Соловьев вернется на станцию 715, а зритель наконец досмотрит до конца сцену расстрела красным командиром Жлобой (Семен Шомин) белого генерала Ларионова, с которой и начинается действие. Мы увидим театр в театре: Ларионов, по крупицам восстанавливающий мир своего детства и этим пытающийся оттеснить смерть своих солдат. Почти на все вопросы будут найдены ответы. После спектакля ты выходишь с каким-то чувством удовлетворения, рассказанная история не отпускает и раз за разом прогоняется в голове одна из мыслей спектакля: «смерть не способна ничему научить».

Билеты

Текст Ольга Шишорина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow