READING

«Носи и мечтай о чем-нибудь великом». Как мы ходил...

«Носи и мечтай о чем-нибудь великом». Как мы ходили за кедами в «Практику»

Спектакль «Кеды» идет в театре «Практика» с 2013 года. Это третья пьеса драматурга Любови Стрижак, за которую она получила приз «Пьеса СегоДня» на Международном фестивале театра и кино «Текстура-2012». По словам самой Стрижак «это пьеса про героя, который не действует, ничего не решает».

«Я вижу персонажей мальчиками, хотя зачастую они давно уже взрослые мужчины. Яркие, харизматичные ребята, которые толпами шатаются по торговым центрам, в какой-то момент стали явлением. В них много сил и возможностей, но они не могут найти им приложение. Что-то их сковывает.» Л. Стрижак

Главному герою Грише (Данила Шевченко) двадцать шесть лет. Он живет с мамой и отчимом, где-то там за границей обитает его отец. Гриша ушел с работы, вроде пишет музыку, тусуется, пьет и курит травку. Старшее поколение относится к нему как капризному ребенку, Гриша в ответ невпопад цитирует Омара Хайяма. Они совсем друг друга не слышат – проблема, с которой каждый сталкивался в период своего взросления – родители хватаются за остатки авторитета, подрастающее поколение взывает к своей, непонятной старшим, логике.

После ссоры с родителями и неудачной попытки получить деньги на кеды Гриша приходит на работу, где случается схожий разговор с начальником. Столкновение неизбежно. Двадцать шесть лет в версии Гриши перпендикулярны видению жизни Павла Ивановича: «У меня в твои годы уже двое детей было! И две работы, сука! Ты че молчишь? Ты хоть каким-то идеалам соответствуешь?». Но и он бессилен достучаться.

Пьесу часто сравнивают моим любимым фильмом «Курьер», в части «отцов и детей» получается особенно явная преемственность. Герой Басилашвили рассуждал «в чьи руки попадет воздвигнутое нами здание», начальник в «Кедах» вызывает Гришу на мини-рестлинг, проверяя руки «нового поколения» и уходит расстроенный. «Не нравитесь вы мне!!!», – и покидает сцену. И там, и здесь, персонаж из старшего поколения не только начальник, но и отец девочки, косвенно связанной с героем отношениями.

Здесь хочется еще заметить, что всех старших в спектакле играют два человека: Олег Каменщиков отвечает за мужские, а Мария Сурова за роли мам. Для молодого поколения они получаются на одно лицо: этакий слепок чего-то непонятного и отжившего.

«Мы поколение страха. Я боюсь будущего. Глядя на наших родителей, я вижу, какое оно будет, и я его таким не хочу. А вдруг оно таким не будет – этого я тоже боюсь. И оттягиваю момент до последнего, все равно будет конец света, так я лучше повеселюсь», – делится со зрителем Гриша.

Все герои много говорят с залом. В спектаклях «Практики» как обычно совсем отсутствует четвертая стена. Мы присутствуем на исповеди. У каждого из персонажей свой манифест и своя боль. Исходно в пьесе блок, названный «интервью», есть только у парней: Гриша, Миша, Саша. В спектакле исповедуются и женские персонажи: Катя, Полина, Таня.

По задумке режиссера Руслана Маликова этот эффект усиливает разорванное пространство сцены: зеркала, в которых отражаются и актеры и зрители, с одной стороны увеличивают маленький зал, с другой – несут некую смысловую нагрузку. Как у Гриши нет цели, не за что зацепиться в своей жизни, так и зеркала делят его на разрозненные части. Видеопроекции, показывающие крупный план во время «интервью», усиливают это впечатление.

В этой пьесе как-то одновременно жалко всех. И не жалко никого. Инфантильного Гришу, который вроде любит Катю, но вроде ухаживает за Кристиной. Катю, которая вроде любит Гришу и носит его ребенка, но выходит замуж за его друга Сашу. Сашу, который вроде и знает, и не знает об этом тройственном союзе. Полину, которая вроде девушка Миши, но совершенно чужая в компании курящих травку и напивающихся в хлам друзей. Мишу, который где-то посередине между Гришей и Сашей, но вроде не готов к чему-то серьезному. Таню, которой вроде нравится Гриша, а она ему нет. Все зыбко и непонятно, толи мы надумали за героев, толи правда они все это переживают, а не просто плывут по течению. Любопытна хореография спектакля: с одной стороны в сочетании с электро и трансом она усиливает образы «прожигателей жизни», с другой – рваная, пиксельная, и мы словно находимся в игре, где главный герой проходит квест, цель которого кеды.

«Кеды нужно купить» – своеобразное заклинание, позволяющее перенестись из неудобной ситуации или сложного вопроса в область простого и приятного. Как можно догадаться, свои кеды за все время действия Гриша так и не купит, даже на йоту к ним не приблизится.

Жаль, что я не посмотрела его в тот момент, когда мне самой было 25-26 лет. Сейчас мне тридцать, и истории каждого из героев воспринимается под другим углом. Уверена, когда я пересмотрю его через пару лет, восприятие будет совершенно иным, и сопереживать я буду совсем другим персонажам. На «Кеды» идеально идти компанией, чтобы после спектакля выйти на Патриаршие и долго обсуждать, что и кому откликнулось, что мы уже переросли, а чего еще не можем понять.

Билеты

Текст Ольга Шишорина

фото предоставлены пресс-службой

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow