READING

Балет в МАМТ: Ингер/ Браун/ Прельжокаж. Страсти на...

Балет в МАМТ: Ингер/ Браун/ Прельжокаж. Страсти на сцене, в жизни и в космосе

По прекрасной сложившейся традиции МАМТ продолжает знакомить московских зрителей с шедеврами мирового балета, которые по тем или иным причинам (в основном, из-за консервативности рынка) до сих пор не доехали до российских сцен. На этот раз на суд публики были представлены три одноактных балета – «Прогулка сумасшедшего» Йохана Ингера, «О, сложная!» Тришы Браун и «Свадебка» Анжелена Прельжокажа на музыку Стравинского. Три совершенно разных по настроению и хореографии балета объединяет многогранная тема взаимоотношений полов, которые никогда не бывают простыми.

Ингер положил на «Болеро» Мориса Равеля протестно совсем не ту хореографию, какую обычно ожидает зритель от этой музыки. Совершенную гипнотическую закольцованность мелодии транслируют не совершенные танцовщики, а словно обычные прохожие в плащах и легких костюмах и платьях. Три девушки и шестеро мужчин на фоне грубого деревянного забора страдают как все простые люди. Они не уверены в себе, находятся в поиске, меняют направление движения и пытаются разобраться с внутренними демонами, вылезающими из внезапных дверей. Иногда доски захватывают их, иногда людям удается одержать победу. Дерзкая и грубоватая, под стать фактуре дерева, хореография, в которой есть место и нервным соло, и пластичным дуэтам, и даже трио – ведь забор на сцене не просто так, – заставляет зрителя замирать в трепете, так отчаянно танцовщики борются со своим препятствием, так иногда бьются об него. Кульминационный момент музыки Равеля превращен в массовую сцену с красивыми линиями и эффектными жестами. Но оркестровая яма, возглавляемая Феликсом Коробовым, погружается во тьму, а балет не заканчивается. И центром балета становится не всем знакомое болеро, а пронзительная «нелюбовная» финальная сцена на тихую музыку Арво Пярта, слишком настоящая, чтобы не тронуть души самых взыскательных зрителей.

фото К. Житкова

После этого сумасшествия переходить к следующему балету особенно интересно, ведь он почти без эмоций. Несмотря на постоянный саундтрек стихотворения, читающегося на польском, «О, сложная!» больше всего напоминает легендарные космические одиссеи лучших кино-художников, настолько она неспешная, выхолощенная, без изъяна. В космосе звук не распространяется, и в этом балете он перестает быть важен. Ведь линии Триши Браун как всегда чисты и минималистичны, будто созданные под премьера труппы и одного из исполнителей премьеры Георги Смилевски, совершенного «белобалетного» танцовщика. Это именно тот балет, который раскрывается в полную силу только со временем, когда у артистов возникнет идеальное взаимопонимание на сложных поддержках и геометрических взаимодействиях, а каждая поза будет отрепетирована настолько, что ни одно нечеткое движение не разрушит гармонии на сцене. Но даже на премьере неспешная, порой классическая хореография легенды мирового балета Триши Браун погрузила весь зал в космическую невесомость и заставила говорить о себе в течение всего следующего антракта.

фото К. Житкова

Эффектным же финалом «тройчатки» выступила резкая «Свадебка», которую московская публика видела в исполнении самой балетной труппы Прельжокажа почти тридцать лет назад. Сейчас ее исполнение доверено молодым танцовщикам труппы МАМТ, и это решение совершенно верное – ведь спорную животную тематику отыграть проще тому, кого и самого все еще съедают бури страстей. Пять пар, к каждой из которых приставлена кукла-невеста, пытаются выяснить, что же такое их отношения и их брак, партнерство или рабство, союз личностей или первобытная эмоция, которая заставляет людей сбиваться в пары, женщин – становиться жертвами, а мужчин монстрами.

Хор, вместе с роялями, ударными и дирижером стоящий прямо за танцорами и поющий о том, как же надо обращаться с женой и где ее место в семье, создает эффект народной толпы, которая только подстрекает мужчин быть грубыми со своими девушками, и от безвыходности юноши порою вымещают свое зло на тех самых куклах. Впрочем, достается им и от женщин, которые злятся на себя за проснувшуюся природу, которой так хочет покориться. Дуэты и поддержки в «Свадебке» идеальны как для музыки Стравинского, так и для самих взаимоотношений – здесь швыряют с душой, бьют с силой, а в воздух взлетают совсем без страховки. Юные танцоры проходят путь от тех, кто боится накала страстей в самих себе, до тех, кто уже ничего не боится – настолько самоотверженны девушки, взлетая в воздух с высоких скамеек в пустой воздух. И несмотря на идеальную слаженность, сердце зрителей пропускало удар каждый раз, когда руки мужчин подхватывали своих партнерш лишь в последний, безусловно, точно выверенный момент. Полеты не во сне, а наяву, падения, настоящие, а не сыгранные, и такие же объятия делают этот балет близким, жизненным, а тема, пусть и не созвучная современным тенденциям, нивелируется танцем, в котором, несмотря ни на что, допущений больше, чем конкретики. Ведь даже в самых равноправных отношениях страсти порою бушуют нешуточные.

фото К. Житкова

Время покажет, приживутся ли на сцене МАМТ такие разные по настроению балеты. Но можно быть уверенным в одном – они точно понравятся самым разным любителям балета именно из-за своей эмоциональной полярности. Остальное – дело балетной техники.

Билеты


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow