READING

«Вакханки» в Электротеатре Станиславский...

«Вакханки» в Электротеатре Станиславский

Древнегреческая трагедия – не столь частый гость на современных московских ценах. Увидеть бога Диониса и женщин, поклоняющихся ему, можно на сцене Электротеатра, где греческий режиссер Теодорос Терзополус поставил своих «Вакханок» Еврипида с блистательной Еленой Морозовой в главной роли.

Терзополус обращается к менадам уже не впервые – он ставил «Вакханок» у себя на родине, а также в Боготе и Дюссельдорфе. Для любителей театра выбор пьесы не просто не случаен, но своего рода знаменателен. Именно культ Диониса дал миру театр, прошедший такой огромный путь и все ещё любимый публикой. На празднике Диониса были устроены первые представления, которые и положили начало театральным постановкам. В еврипидовых «Вакханках» же представления не так добры и веселы, как стоило бы ожидать от бога вина.

Дионис – сын Зевса и простой смертной. Не все признают его, не все славят его, в родных Фивах культ и вовсе считается безнравственным. Дионис решает раз и навсегда наказать неблагодарных смертных. Он сводит всех женщин в родном городе с ума, превращает в жриц своего культа, безумных вакханок. Они днями и ночами напролёт танцуют, славят своего нового бога и охотятся, причём, ходят слухи, голыми руками, чтобы принести все новые и новые жертвы небесам. Дочери царя Кадма точно так же попадают под его чары, и одна из них, Агава, в приступе горячечного безумия убивает собственного сына, в своих грезах видя его львом. Она проходит с головой юноши через весь город и только после этого приходит в себя. Горе и ужас ее безмерны. Дионис отомстил и навеки устрашил всех рискнувших сомневаться в его божественном происхождении.

фото: Йоханна Вебер

Сюжет страшный, а самое главное – невероятно сложный для переноса на сцену. Но Терзополус выбрал самую правильную ноту, при которой все условности и допущения работают на безоговорочную веру публики. Музыка композитора Панайотиса Велиантиниса и странные, словно тантрические движения артистов, их беспрерывный смех, переходящий в отчаянные вопли, с трудом вырывающиеся из горла согласные, слагаемые в слова и скатывающиеся обратно в хрип, вводят зал в гипнотический транс. И вот уже зритель видит и божественную сущность Диониса, и сотню женщин-вакханок, и огромный древний город. А безобразная маска, которую Агава в исполнении Аллы Казаковой держит над собой, кажется то головой льва, то окровавленной головой ее сына Пенфея.

фото: Андрей Безукладников

Елена Морозова – центр этого сеанса массового гипноза. Она безупречно владеет телом и голосом и играет сразу сотню маленьких и больших мазков, складывающихся в единый образ божества. Дионис скрипит от горя, он меняет маски и лица, чтобы обмануть, заманить, наказать. Дионис устраивает безумные ритуальные танцы, и в этом ритме движется вся сцена, ему покоряется все живое.

фото: Андрей Безукладников

Молодые актёры вторят Морозовой, двигаются самоотверженно, показывают дыхательные упражнения покруче «полного йоговского», глаза их горят безумным огнём. Именно этот дикий ритм и создаёт образ массового психоза при минимуме декораций, костюмов и спецэффектов. Богу в этой реальности не нужно возвышаться в небеса. Его превосходство и сила чувствуются каждую минуту, несмотря на физическую хрупкость актрисы.

Результат такого полного погружения в культ – особый метод Терзополуса, тренинг, разработанный им для своих актеров. В этот тренинг несколько месяцев были погружены и актеры Электротеатра Станиславский, и именно этот тренинг позволяет особенно четко увидеть основную проблему трагедии Еврипида – противостояние рационализма и чувственных инстинктов. Строгий геометрический рисунок на сцене только подчеркивает хаос, творящийся в городе, в душах вакханок. Даже сам Дионис – мечущийся, иногда соблазнительный, а иногда пугающий – вышел олицетворением хаоса, несмотря на четкость линий перемещения по сцене.

Для зрителя спектакль «Вакханки» – опыт специфический, ведь при таком влиянии зал становится чуть ли не соучастником происходящего на сцене. На сцене сумасшествия Агавы вовсе сложно оставаться в здравом уме, так страшно то, как меняется лицо матери от гордости до ужаса. Но даже если вам не близки древнегреческие боги, то текст Еврипида в переводе Иннокентия Анненского и тот актерский эксперимент, в который так смело ринулась труппа Электротеатра под предводительством Терзополуса, определенно заслуживают внимания. Возможно, именно так когда-то выглядел самый первый театр, и кому как не греческому творцу попробовать это представить.

Билеты


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow