READING

«Новая квартира»: и снова итальянцы в театре Вахта...

«Новая квартира»: и снова итальянцы в театре Вахтангова

В след за недавней премьерой основной сцены – неаполитанской комедией «Суббота, воскресенье, понедельник», на Новой сцене – венецианский классик Карло Гольдони и его «Новая квартира». Созданная в 1760 году, она ни разу еще не была поставлена на русской сцене, да и сами итальянцы ставят её нечасто из-за сложного, насыщенного венецианского диалекта.

«Квартира» впервые возникла прошлой осенью в творческой лаборатории «Вахтангова», и после показа фрагментов было принято решение продолжить работу над спектаклем и ввести его в репертуар. Полтора месяца репетиций, и вот, премьера. Режиссер Джорджо Сангати выбрал эту вещь неслучайно. Пьеса считается «реформаторской»: Гольдони написал её незадолго до переезда во Францию и перевел классическую комедию дель арте из улицы в дом, лишив классических масок и другой атрибутики. Зритель становится максимально близок к действию, находящемуся в рамках двух квартир. Написанная в восемнадцатом веке, она не теряет и сейчас своей актуальности. Легкая красочная комедия отлично легла в репертуар Новой сцены.

Молодой Андзолетто женится и, дабы порадовать свою жену, снимает новую квартиру, в которой начинает грандиозный ремонт. Он перевозит в будущий дом свою незамужнюю сестру, а в параллель ссорится с богатым дядюшкой из-за невыгодной женитьбы. Внимая советам всех вокруг, он почти ежеминутно меняет планы по отделке. Это и многое другое приводит к тому, что жизнь, к которой он привык, больше ему не по карману. Любовную линию, свойственную дель арте, воплощают сестра Андзолетто Менегина и ее возлюбленный Лоренцио, браку которых противятся родные

Эпитет «новая» как мостик между веком XVIII и нынешним, в героях можно узнать и сегодняшних людей. Как замечает Джорджо, он хотел показать публике знакомых им персонажей, в чем-то основываясь как на «новых русских», так и на любом жителе Европы.

Сценография и костюмы максимально поддерживают этот замысел. Первой мы видим квартиру Андзолетто (Валерий Ушаков): голые стены, стремянки, рабочие в защитных костюмах, какой-то минимум мебели по бокам. Сам Андзолетто – модник. В современном мире мы назвали бы его хипстером. Все с иголочки, заранее продуманная небрежность, легкость движений и мыслей. Немного его заземляют две главные женщины в жизни: жена Чечилия и сестра Менегина. Костюм Чечилии (Мария Волкова / Наталья Винокурова) приковывает к себе внимание с первой секунды: как хозяйка кичится своей светскостью, так и костюм ей под стать по последнему писку венецианской моды. Менегина (Ксения Кубасова) напротив же одета максимально просто и функционально. «Кто и по чьим правилам будет играть?» – конфликт между ними возникает с первой же секунды. Квартира соседей, семейства Кекка. Здесь мы встречаем почтенную матрону и ее сестру на выданье, все благочестиво и прилично. Такова и квартира, уже на стыке современности и классической эпохи.

Труппа театра Вахтангова в очередной раз показывает свой блестящий комедийный дар. Обыгрываются каждая реплика, деталь, жест. Как говорят сами актеры, здесь им очень повезло работать с итальянской культурой непосредственно с её носителем. Режиссер Джорджо Сангати во время репетиций мгновенно перевоплощался в любого из персонажей, что позволяло легко понять задачу и сконцентрироваться на комизме, «жанре, заставляющем думать».

Здесь сложно выделить главных и второстепенных героев. Спектакль начинается с яркого диалога сеньора Сгуальдо, обойщика, и служанки Лучетты. Персонажи второстепенны, но именно они задают тон повествованию и ведут действие вперед. Олег Макаров в роли Сгуальдо совершенно неузнаваем, одна только мимика, скорбно опущенные уголки рта – и уже перед нами цельный характерный герой. Анна Антонова (Лучетта) – идеально воссозданный образ служанки комедии дель арте – бойкая, резкая на язык коломбина. Третий комический персонаж – старый граф в исполнении Эльдара Трамова. Неизменный «кавалер» Чечилии, «белобрысое подлизло», граф вызывает смех зрителя, но при этом совершенно не так прост, как кажется. Еще один второстепенный персонаж – Фабрицио (Юрий Поляк) – красавец-хлыщ, один из тех, к чьим советам и дружбе прислушивается Андзолетто.

Главные антагонистки Чечилия и Менегина откровенно крадут все шоу: не так интересно следить за попытками Анзолетто выпутаться из банкротства, как следить за их огненными перепалками. Не зря Лучетта называет новую жену хозяина «василиском каким-то». Создание образа Чечилии потребовало небольшого подвига от обеих исполнительниц роли: «семья потеряла жену, любимую, маму, дочь…она меня не отпускает». Менегина, «неотесанная и дикая», искренна в своих порывах и отчаянно бьется за свое счастье и право голоса. Ее персонаж по своему поведению и стремительности очень напоминает Катарину из «Укрощения строптивой», но более женственный и нежный вариант.

Персонажи редко присутствуют на сцене в одиночестве, все построено на парах и диалогах. В них же отражаются и классические приемы комедии с ее перекличками и повторами. Действие стремительно бежит вперед, подбрасывая все новые вводные. Гольдони называют «итальянским Мольером» за его четко очерченные характеры: классические «маски» комедии Гольдони заменил реальными лицами, выхваченными прямо из жизни. Вахтанговцы сохранили эту традицию и подарили нам спектакль, в котором современность узнает себя и, возможно, сделает какие-то выводы за время просмотра.

А на ум приходят слова уже нашего классика: «Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…»

Билеты

Текст Ольга Шишорина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow