READING

Искусство создавать Театр: МАМТ и его одноактники...

Искусство создавать Театр: МАМТ и его одноактники

Осталась буквально неделя до премьеры новых одноактных постановок в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. И в преддверии этого события нельзя было не вспомнить и не пересмотреть первую премьеру сезона «Кончерто барокко / Восковые крылья / Пижамная вечеринка», которая в очередной раз собрала на одной сцене яркие и самобытные постановки, не лишённые при этом общности. Как разноцветные танцы-бусины, нанизанные на нитку одного вечера: совсем разные, но пронизанные единой жилкой. Три хореографа – Джордж Баланчин, Иржи Килиан и Андрей Кайдановский – удачно соседствуют на одной сцене, сменяя друг друга, поколения и стили.

Джордж Баланчин не прост в исполнение. Пожалуй, сложно найти другого такого хореографа, про которого так часто можно встретить высказывания, что мол технически всё было исполнено на хорошем уровне, но не в стиле хореографа, ибо до стиля этого годы, отмотанные в историю, и километры, стремящиеся к североамериканскому континенту. Да, поспорить порой сложно. Но, как научиться танцевать в стиле Баланчина, если не танцевать его хореографию? И труппа МАМТ на верном пути. В «Кончерто барокко» две главные женские партии, играющие роль первых скрипок, и одна мужская – умелый музыкант, в руках которого скрипки звучат. Сравнивая два состава, парадокс, а может как раз закономерность, – новое поколение театра (его женская составляющая) Баланчина чувствует лучше. То ли меньше штампов, привычек, клише в памяти, то ли большее стремление всё познать и готовность себя ломать. Ксения Шевцова и Елена Соломянко, как два сиамских близнеца, разделённых в детстве. И речь не только о внешней близости их типажей, а в том числе и об исполнительской манере и подаче танца. А для идеального Баланчина эта гармония крайне важна.

фото К. Житкова

У Германа Борсая – единственного мужчины в этом женском неоклассическом мире – была премьера. С уверенностью можно заключить, что премьера удалась. И ведь очевидно, что ему должно было быть непросто исполнять эту партию после эталонного Георги Смилевски, который может всё: и танцевать Баланчина, и идеально партнёрствовать. Это может и очевидно, но трудно Герману не было: тонкая и изящная подача себя и партнёрш, чуткость к музыке и каждому жесту. К сожалению, несправедливость всегда в том, что идеальное быстро заканчивается. Так и «Кончерто барокко» промелькнуло, как миг, оставив тонкое послевкусие и желание увидеть этот балет вновь. Ведь главное, что удалось трио Борсай-Шевцова-Соломянко – доказать своё право на то, чтобы исполнять Баланчина.

Переходя к Иржи Килиану, а этот маг и чародей сексуальной хореографии так и тянет к себе, рассуждать можно долго. Также долго, как смотреть его постановки. Особенно в исполнении труппы МАМТ, которая чувствует в них себя крайне уверенно. Так и хочется написать проще и банальнее – как рыба в воде. Кажется, что чешский хореограф и поставил это именно для этой труппы. Всё (и сама хореография, и её исполнение) до идеального пластично и эротично в каждом движении. У Килиана не так важно, о чём постановка. Сюжет или его отсутствие не сделает хореографию Иржи менее эротичной и притягательной.

фото К.Житкова

«Восковые крылья» навеяны мифом об Икаре, о его попытках научиться летать. А что значит пытаться научиться летать? Это значит, существовать в двух мирах: в мире реальном и в мире иллюзорном, балансируя на грани. Это значит, идти к своей мечте и быть собой, быть вне времени, а может и вне этого мира. И «Восковые крылья» как раз об этом. Об этом балансе между мирами. Их непохожести и при этом сосуществовании рядом. Поэтому и танец получился такой двоякий: то нарочито замедленные движения, как плавное течение обыденной жизни, то резкие всплески, врывающиеся в окружающую нерасторопность. Вся труппа театра настолько хороша в хореографии Килиана, что и выделять кого-то одного было бы несправедливо.

фото К. Житкова

Ну, и наконец так громко отшумевшая на премьере осенью «Пижамная вечеринка» – постановка, созданная Андреем Кайдановским специально для этой сцены и этой труппы, что не так часто бывает в нашей строгой московской действительности. О том, что это о мальчиках, которые всегда живут внутри взрослых мужчин, об их игрушках, с которыми они не расстаются, но только выбирают с возрастом игрушки пострашнее, о том, как всё это поставлено – точно, с юмором, но при этом не теряя серьёзности – уже написано, и не раз. Поэтому сейчас хочется об исполнителях. Точнее об одном, не умаляя при этом достоинств всех остальных. Теперь уже точно можно сказать, что у этой постановки есть своё лицо. И это лицо Дениса Дмитриева. Лицо мальчишки, который никогда не умрёт в этом взрослом мужском теле. Лицо мальчишки, который получает огромный драйв от танца и щедро делится им с публикой. В большинстве случаев без второго, а то и третьего состава не обойтись. Редко, когда только название постановки рождает образ какого-то одного исполнителя. Редко, но бывает. Так в «Минус 16» сложно представить кого-то иного, встречающего зрителей в антракте, кроме Максима Севагина. Теперь вот в «Пижамной вечеринке» Денис Дмитриев так уверенно управляет этой мальчиковой бандой, что и не нужно никого другого. Поэтому остаётся пожелать театру только одного: берегите своих солистов! Подушками они дерутся очень правдоподобно.

Что объединяет эту танцевальную троицу? Что здесь та связующая жилка в танцах-бусинах, которая создаёт гармонию и чувство единства всего вечера? Пожалуй, это антагонизм, сокрытый в каждой из постановок. И проявляется он по нарастающей. В «Кончерто Барокко» лишь намёк: это единственный мужчина и солирующие девушки, существующие на противоположных сторонах планки типажей. И противоречие это чётко выдержано в обоих составах. В «Восковых крыльях» уже более активно соседствуют и спорят два мира: реальный, идущий своим темпом, и иллюзорный, выбивающийся из ритма. «Пижамная вечеринка» же вся пропитана противоречиями: мужчины и женщины, война и мир, бунтарство и покорность.

Непременно ждём в репертуаре следующего сезона эту танцевальную троицу, а пока отсчитываем дни до апрельской премьеры и гадаем, что объединит новые постановки в подборке «Ингер / Браун/ Прельжокаж».

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow