Сверлийский эпос в центре Москвы

Оперный сериал Бориса Юхананова уже четвертый год идет в Электротеатре «Станиславский». Пять частей, шесть композиторов и одна придуманная реальность. Зритель будто попадает в Матрицу и в течение пяти вечеров попадает в кокон современного музыкального театра.

Первая часть — увертюра Дмитрия Курляндского, с которым Электротеатр активно сотрудничает не первый год. Музыка первой части невероятно медитативна, соткана из тонких звуков и напоминает настройку оркестра и хора. В первой части герой Александра Синюкова рассказывает сказку-притчу о Сверлийской цивилизации. Вообще, надо сказать, что даже если зритель приходит неподготовленным и, скажем, только на одну часть — в фойе транслируется рассказ самого Бориса Юхананова о Сверлийском обществе. Но возвратимся к действию первого вечера. Зрители сидят по длинной стороне зала, сцена растянута, на экране беспрерывно проецируются перетекающие в разные цвета картинки с очертаниями Венеции, города-портала в Сверлию. По сцене практически беспрерывно ходят гондолы, гондольеры перетягивают их в своем темпе, будто не обращая внимания на музыку. Гондолы перевозят Сверленышей, хористов, и движения гондол лишь способствуют медитативному погружению в музыку.

Второй вечер и вторая часть увертюры — самая цельная и более приближенная к классическому пониманию музыки. В этой части явно видны параллели между Сверлийской культурой и еврейским обществом. Буквы алфавита иврита перемещаются на вчерашних гондолах. На медиа-стене один за одним летят птицы — известные культурные деятели-евреи — летит и сам Юхананов и композитор Борис Филановский.

В общем, обе части увертюры показывают происходящую постепенную гибель Сверлии и самоидентификацию главного персонажа — последнего Сверленыша, который обретает себя и готовится к спасению Сверлийской цивилизации. Визуальная составляющая не перетягивает внимание, являясь очень красивым продолжением и дополнением музыки.

Третий вечер и первое действие будто должно пробудить зрителя вслед за последним Сверленышем. Зрители уже сидят в обычной рассадке, действие разворачивается на привычной сцене. Текст эпатирует и немного смущает, появляется голос “от автора” – тот же детский голос, который обычно просит в Электротеатре выключить мобильные телефоны перед спектаклем. При всем этом, на мой скромный взгляд и слух, третья часть музыкально самая интересная. Звуковая составляющая очень торжественна и даже напоминает духовную музыку. Вокальные партии понятны, мелодичны и гармоничны. Инструменты используются традиционными способами для звукоизвлечения, нет лишнего шума, хотя иногда и присутствует некоторая какофония. И в этой части сериала его оперная, вокальная составляющая выходит на первый план. Интересна она и с точки зрения постановки. Появляется видеоряд из нашей несверлийской реальности, который параллельно иллюстрирует историю Сверленыша и действие становится более объемным и будто распадается на разные части во времени и пространстве.

Четвертый вечер и второе и третье действие посвящены идентификации Сверленыша с Принцем Сверлии, которому предстоит спасти Сверлию. Музыка Сергея Невского и Алексея Сысоева соткана из звуков, которые из обычных и не очень инструментов извлекаются необычными способами. Хотя бы за этими метаморфозами наблюдать невероятно увлекательно. Так как все эти перекаты шариков по виолончели, стук стаканов, ставших инструментами, строго по партитуре, похлопывание по тромбону вводят погруженного зрителя в состояние, близкое к трансу и глубокой медитации. Когда от привычных звуков остаются только какие-то отголоски и ты будто пытаешься вслушаться и понять, в какой реальности ты пребываешь, но оказываешься будто внутри сна, причем не понятно – твоего или чужого.

Последний вечер – это опера-оратория Владимира Раннева. В этом действии со сценографией происходит только непрерывное с первого вечера изменение медиа-задника и постепенное поднятие и опускание ламп освещения. Все самое интересное оставлено для музыкальной составляющей. Последний Сверленыш оказывается в Венеции, образ который зрителю транслировался все вечера и вот этот сон-воспоминание о Венеции наконец-то материализуется в музыке и тексте. Музыка окутывает зрителя-слушателя своей сложной и многогранной структурой. А ближе к концу появляется теплое ощущение торжественности происходящего.

Оперный сериал Бориса Юхананова описать очень трудно и, кажется, вовсе невозможно. Зритель погружается в абсолютно эпичную реальность Сверлии, которая замешана на совершенно разных культурах и традициях. Наблюдать и погружаться в эту новую реальность увлекательно, но при этом очень спокойно, медитативно. Зрителя будто окутывает новый опыт и знания о Сверлии, которые не складываются воедино, но дают что-то новое и невероятно одновременно приземленно и возвышенное для каждого зрителя.

Билеты

Текст Карина Чаплинская

фото electrotheatre.ru

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow