«Обручение в монастыре» в МАМТ

Опера Сергея Прокофьева «Обручение в монастыре» считается самой веселой в творчестве композитора. Российским зрителям постарше ее сюжет знаком по знаменитому советскому фильму «Дуэнья» с Владимиром Зельдиным и Евгением Леоновым. Искушенные любители оперы же помнят постановку 2000 года на сцене Музыкального театра им. Станиславского с Вячеславом Войнаровским и тогда еще известной в куда более узких кругах Хиблой Герзмава. В 2017 опера была возвращена на сцену, не растеряв комизма и яркости, но став порою более лирической и тонкой под руководством дирижера-постановщика Александра Лазарева.

Прокофьев написал оперу в соавторстве с женой Мирой, которая переводила с английского стихотворный текст Шеридана. Впервые опера должна была увидеть свет в 1940 году на сцене все того же театра Станиславского, но война помешала планам осуществиться – слишком уж веселой она была для тех темных времен. Сам Прокофьев называл пьесу шампанским и считал, что, положенная на музыкальную основу, она может встать в один ряд с произведениями Россини и Моцарта. В итоге первая постановка появилась в 1946 на сцене Кировского театра и впоследствии оказалась не столь частой гостьей на музыкальных подмостках. МАМТ доказывает, что это происходило совершенно напрасно.

фото С. Родионов

Сюжет представляет собой хитросплетение событий, разворачивающееся вокруг двух влюбленных пар, которым мешают быть вместе нелепые обстоятельства – бессмертная основа пьесы, известная нам со времен Шекспира. В комплекте конечно же отец, желающий выгодно женить детей, богатый, но немолодой и нелюбимый жених и слуги, помогающие молодым возлюбленным. Александр Титель и Людмила Налетова, режиссеры-постановщики как первой, так и восстановленной версий, щедро добавили сотню крупных и мелких деталей, чтобы опера заиграла новыми красками. Здесь и герои комедии дель арте в характерных костюмах, и персонажи, сошедшие с картин 30-х годов – врачи, пожарные, милиционеры, авиаторы, почтальоны с сумками, ведрами, шлемами и гидрантами.

фото С. Родионов

Есть даже рыбы, русалки и пасущие их водолазы – ведь старый жених Мендоза сколотил свое состояние, торгуя несвежими морепродуктами из Гвадалквивира. Вопреки ожиданиям, все эти штрихи собираются в цельный образ, ведь по сюжету действие происходит в ночь карнавала в Севилье. Карнавал в исполнении хора и миманса театра живет своей жизнью и под утро затухает на глазах у зрителей, проникая во сны дона Херома, в мечты Мендозы и юных влюбленных парочек. Эти герои создают атмосферу праздника даже в самые лиричные моменты и понравятся как взрослым зрителям, так и самым маленьким. Дополним ко всему происходящему десятки бумажных пропеллеров разного размера, которые расцветают и вращаются, если их подрезать и полить, и маленький самолет, на котором улетает одна из влюбленных пар во время исполнения дуэта, и вы оказываетесь в сказке – то ли испанской, то ли итальянской, то ли знакомой нам с детства советской. С языка так и рвутся слова о том, что «нам Сталин дал стальные руки-крылья, а вместо сердца пламенный мотор».

фото С. Родионов

Комизма в опере все еще предостаточно. Здесь и няня, занимающая место своей подопечной на свадьбе, и монахи, распевающие гимны не богу, а бутылке, готовые обвенчать кого угодно за удачно оброненный кошель с дукатами. Но и лирическая нотка удались Прокофьеву так хорошо, что постановщикам не придет в голову отодвинуть ее на второй план. Красивые дуэты, яркие сопрано исполнительниц Луизы и Клары, летящий тенор Антонио и точный баритон Дмитрия Зуева, исполняющего отчаянного и ревнивого Фердинанда. Иногда кажется, что их слишком мало на сцене, так быстро пролетают серенады под балконом и страстные дуэли, уступая место тем, кто по сути оказывается все же главными героями «Обручения в монастыре». Это безусловно дон Хером и Мендоза. Доведенные до абсурда в своих слабостях, они все равно остаются живыми и понятными зрителям людьми. Переживают за детей, мечтают об улучшении финансового состояния, падки на лесть и готовы обманываться. В постановке Тителя и Налетовой их человечность нашла новое отражение – даже Мендоза в итоге обретает счастье, хоть и женится на другой и совершенно не готов ее принять в самом начале. В конце концов, его денег хватит, чтобы содержать еще и жену, зато это не ветреная кокетка, а женщина, способная оценить по достоинству настоящего мужчину с бородой. Выходит, что даже у, на первый взгляд, отрицательных героев, все тот же пламенный мотор вместо сердца.

фото С. Родионов

Этот счастливый конец для всех героев истории приводит публику в совершеннейший восторг. Карнавал заживает с новой силой на импровизированной тройной свадьбе, дон Хером играет на металлических бокалах, пары кружатся в счастливом вальсе, и даже те, кто после первого действия покидал зал театра со скепсисом, радостно втягиваются в эту атмосферу вселенского праздника. Ведь иногда даже самым большим скептикам очень хочется, чтобы у всех все было хорошо. А инструкция по созданию пропеллера из бумаги есть в буклете спектакля, специально для тех, кто хочет продлить себе сказку.

Билеты


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow
Please Add Widget from here