Здравствуй, цыганка Эсмеральда!

Драмбалет – яркое явление на страницах советской балетной эпохи, которое с уходом в историю самой эпохи, не стало менее притягательным. В драмбалете у исполнителей есть возможность полностью раскрыть свои как танцевальные, так и актёрские способности. А наличие развитой и динамичной фабулы не даёт скучать тем зрителям, которым недостаточно грациозных лебединых линий и сказочной истории.

Именно поэтому возобновление «Эсмеральды» в Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко было так тепло встречено публикой. Театр пополнил репертуар яркой постановкой и вновь отдал дань собственной истории и наследию. После возвращения в репертуар «Призрачного бала» Дмитрия Брянцева (бывшего художественного руководителя балетной труппы театра) вполне логичным стало и возвращение детища другого худрука – Владимира Бурмейстера.

Хотя и вспомнилась советская эпоха, как время расцвета драмбалета, перенос на балетную сцену романа Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери» впервые случился ещё до XX века и не в нашей стране. Жюль Перро в середине XIX века первым заставил жгучую цыганку танцевать не только на страницах книги, но и на театральных подмостках. Тогда это была классическая балетная сказка со счастливым концом, что полностью соответствовало канонам того времени. Впоследствии балет претерпел множество переделок и редакций. Именно партия Эсмеральды стала визитной карточкой такой знаменитой в наши дни Матильды Кшесинской.

Владимир Бурмейстер в 1950 году на сцене Музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко дал новую жизнь этому балету, придав ему ещё большее родство с романом и обрамив в рамку, актуальную в новых требованиях и модах. В рамку драмбалета.

И вот после небольшого перерыва «Эсмеральда» вернулась на сцену театра. Одно из самых больших преимуществ этого балета – большое количество сольных партий, дающих возможность большому количеству исполнителей проявить себя.

Уже в прологе – первая яркая сольная партия Ксении Желтовой: у уснувшей от усталости Гудулы цыгане, посчитав её умершей, забирают маленькую Эсмеральду. Проснувшись, в танце, в каждом движении, жесте и в полном тоски взгляде – неистовая боль от потери ребёнка. Позднее она ещё не раз предстанет перед зрителем. Но в образе совсем ином. То будет женщина полная безумия и не покидавшей её боли.

Первый акт, перелистывая несколько лет после пролога, начинается многоцветной уличной сценой, где во всей красе предстают три «короля» бродяг, сменяемые не менее яркой тройкой шутов. И если первое трио берёт своей бравурностью, то второе – кичливостью и озорством. В каждой тройке исполнители стараются перещеголять остальных, стремясь поразить публику на сцене и в зале. Сольные танцы сменяют друг друга, пока не уступают место цыганкам во главе со жгучей Марией Бек, оказавшейся в списке самых интересных образов возобновлённой постановки. Её яркая внешность как нельзя подходит и партии в целом, и прочтению исполнительницы в частности. Образ цыганки Бек на протяжении всей постановки идёт антиподом Эсмеральды. Главная героиня – нежная, наивная, витающая в облаках. Ей сложно приписать эпитет «страстная». Эсмеральда у Оксаны Кардаш получилась утончённая и плохо скрывающая благородство, которому вроде и не положено у неё быть. Тогда как её подруга, покровительственным и озабоченным взглядом провожающая главную героиню, напротив, эталон страсти и житейского опыта. Она определённо с самого начала видела своим пророческим взором всю невозможность счастливой развязки для Эсмеральды и Феба.

История главных героев началась с романтического дуэта, когда Феб Ивана Михалёва оказался в нужное время в нужном месте и спас Эсмеральду от Квазимодо, подосланного Клодом Фролло. Холодный и равнодушный, он всмотрелся в юную красавицу, и его высокомерное сердце, казалось, оттаяло. Она же по своей наивности влюбилась в него с первого взгляда и до последнего вздоха.

Второе действие принесло с собой много романтики, которая сокрыта и в танцах подруг Флёр-де-Лис, и в дуэте Феба и Флёр-де-Лис, и ещё больше – в дуэте Феба и Эсмеральды. Именно во втором действии и во второй встрече героев высокомерие и норов покинули Феба, пав под невинным очарованием юной цыганки. Романтика и обилие женского танца разбавлены мощным, но в то же время изящным танцем офицеров, сопровождающих Феба, в исполнении премьеров театра – Сергея Мануйлова и Дмитрия Соболевского, которые, казалось, хотели своим мастерством затмить главного героя. На смену нежным дуэтам приходит роковая встреча Эсмеральды и Феба в таверне. И танец их уже иной: с трудом сдерживаемая страсть со стороны Феба и растерянность Эсмеральды.

Среди всего этого буйства танца есть две нетанцующие партии, умелая актёрская игра исполнителей которых не даёт отвести от них взгляд, – это Клод Фролло в исполнении Георги Смилевски и Квазимодо Романа Маленко. Коварство и злодейство первого перетасовывается с покорностью и глубокой внутренней тоской второго. Мастерски исполнены обе партии: без пародии и переигрывания, с истинным чувством и болью.

Владимиру Бурмейстеру с успехом удалось перемешать обилие танца и массу психологических нюансов и оттенков, придав всему спектаклю пульсацию живого организма. Третье действие полностью контрастирует с первыми двумя. Здесь боль, потеря и предательство. Но самой глубокой сценой становится даже не осознание Эсмеральдой, что она была всего лишь временной игрушкой для Феба, а её встреча с матерью, закончившаяся на плахе.

Эмоциональный танец и насыщенная актёрская игра, множество сольных партий и красивых дуэтов, захватывающая сюжетная линия, яркие костюмы и достоверные декорации, буквально переносящие зрителей к стенам парижского собора, в таверну или в суровую темницу, – всё это сделало постановку Владимира Бурмейстера больше, чем сюжетным балетом. Это драматический спектакль, украшенный танцем, и он, в свою очередь, готов украсить ваш июньский вечер.

Билеты

Текст Юлия Фокина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow