READING

Театральная экскурсия. Прогулка по Пермской опере...

Театральная экскурсия. Прогулка по Пермской опере

Если любому театралу со стажем Пермский театр оперы и балета известен давно, то для обывателя фраза «Я на оперу в Пермь» звучит довольно странно. «Почему именно Пермь», – спросит он. Мы съездили в Пермь на балет, увидели танцовщиков, на которых иногда сложно попасть и в Москве, побывали за кулисами театра, узнали его историю и легенды, поговорили с сотрудниками уникальных цехов и артистами, поняли, какие препятствия зачастую преодолевают создатели музыкальных шедевров, и попытались раз и навсегда ответить на вопрос «почему именно Пермь».
Потому что оно того стоит!

Театральная история Перми уходит своими корнями в середину XIX века. Первый сезон антрепризного театра был открыт на берегу Камы еще в 1843 году. В 1880 году в городе появилось первое каменное здание театра. Частично его стены сохранились в современном Пермском театре оперы и балета.
Долгое время своего театрального коллектива в городе не было. Лишь в 1896 году было принято решение о том, что город готов содержать свою оперную труппу. Театральный сезон в Перми был открыт «Аидой».
После революции коллектив вернулся к жизни только в 1921 году. Во время Великой Отечественной войны именно в Пермь был эвакуирован легендарный Ленинградский театр оперы и балета имени Кирова (ныне Мариинский), что положило начало сильной балетной школе.

Только в 50-х годах ХХ века крошечное здание Пермского театра наконец-то решено было реконструировать. С 1957 по 1959 год архитекторы, инженеры, строители и художники работали над тем самым зданием, которое принимает зрителей в Перми до сих пор. К сожалению, при реконструкции было невозможно увеличить пространство сцены, которое было ограничено старинной кирпичной кладкой, оказавшейся несущей. Сцена так и осталась очень миниатюрной – ее площадь всего 302 квадратных метра. Это самая маленькая среди всех музыкальных театров России.

Историческая кирпичная стена сохранилась и сегодня, и обращаются с ней работники театра как с музейным экспонатом – даже несмотря на то, что размер сцены часто мешает реализовать замысел выдающихся художников, работающих в Пермском театре.
4 июня 1959 года театр открылся после масштабной реконструкции премьерой оперы Бизе «Кармен». Первое представление было организовано специально для строителей, принимавших участие в создании нового здания.

С 1965 года театр носит имя Петра Ильича Чайковского – уроженца этих мест (напомним, что композитор родился в Прикамье, но не в Пермской губернии, а в соседней Вятской). К тому моменту театр активно осваивал творчество Петра Ильича, а после присвоения почетного имени руководство приняло решение поставить на своей сцене все 10 опер и 3 балета Чайковского. Пермский театр является первым и, по некоторым данным, единственным носителем этого уникального достижения.

В холле стоит бюст великого композитора – символ, талисман и, как по секрету рассказала нам Оксана Гекк, пресс-атташе Пермского театра, объект добрых шуток труппы. Его наряжают по праздникам и в целом относятся как к члену большой театральной семьи.

14 декабря, перед премьерой «Баядерки» Людвига Минкуса, Оксана провела команду LOCALDRAMAQUEEN.MOSCOW по сокровенным уголкам театра, рассказав факты и легенды, показав оркестровую яму и уникальные театральные цеха. После такой волшебной прогулки невероятный труд артистов и работников театра открывается с новых сторон, а премьера воспринимается совсем другими глазами. После этой магии закулисья команда сайта с еще большим восторгом смотрела на премьеру, идеально исполненную всеми сотрудниками театра, несмотря на препятствия, с которыми пришлось столкнуться создателям спектакля.

Главные сложности связаны с катастрофической нехваткой пространства для работы, которую ощущают на себе практически все цеха и труппа. Маленькая сцена серьезно ограничивает возможности постановщиков. Так, в «Баядерке» на сцену выходили 24, а не 32 тени, как это бывает обычно в классической постановке Петипа. Оркестровая яма не вмещает всех музыкантов, требующихся для исполнения некоторых произведений. На концертах Курентзиса, харизматичного дирижера и по совместительству художественного руководителя театра, театр был вынужден использовать пространство сцены и ближайшие к сцене ложи зрительного зала для рассадки музыкантов.

Костюмерный и пошивочный цеха с трудом размещаются в своих комнатах и нередко используют практически все помещения театра, особенно перед масштабными премьерами с множеством массовки и миманса. За несколько часов до премьеры театральные феи подшивают последние пачки, отглаживают костюмы и приводят в порядок реквизит в фойе и коридорах. Что уж говорить об оперной труппе, которая часто вынуждена готовиться к своим спектаклям по съемным залам, и оркестре, репетирующему в фойе. Балетным повезло больше, ведь у них есть два собственных репетиционных зала.

После реконструкции зрительный зал вмещает в себя 843 посадочных места – этого не всегда хватает для такого большого города, как Пермь (один из российских городов-миллионников). Особенно когда дело касается оперных премьер Теодора Курентзиса или балетов с участием звезд мировой балетной сцены, ведущих танцовщиков России и США, которые в театре тоже проходят регулярно. Например, Наталья Осипова приезжала в Пермь танцевать Жизель, Никию и Мари в «Щелкунчике». Наталья даже числится в труппе театра.

На конкурсе балета «Арабеск», особенно на его первых этапах, когда участников очень много, некоторым из них приходится устраивать свои гримерные буквально на любом свободном пятачке пространства за сценой, отгораживая их ширмами для создания хоть какого-то личного помещения.
«Арабеск» проходит в Пермской опере с 1990 года, носит имя Екатерины Максимовой и пользуется невероятным успехом. С каждым годом Пермь принимает все больше и больше участников, некоторые из них по итогам конкурса возвращаются в театр уже в качестве членов труппы по приглашению главного балетмейстера Алексея Мирошниченко.

Сейчас в балетной труппе немало иностранцев. В числе прочего, это результат развития Пермского государственного хореографического училища, появление которого связано как раз с эвакуацией в город знаменитого Кировского театра. Первое училище открылось в 1941 году, когда вместе с театром было эвакуировано и Вагановское хореографическое училище. Летом 1944, после снятия блокады Ленинграда, учащиеся вернулись домой, а в Перми остались дети, не имевшие возможности продолжать обучение. В кратчайшие сроки был поднят вопрос о создании своего учебного заведения, и уже в этом же году были приняты первые ученики. Школа готовила артистов для Уральского региона, постепенно набирала обороты и теперь кует кадры не только для Пермского театра, но и для всероссийских и международных конкурсов.

Театральные цеха трудятся не покладая рук, ведь некоторые правки вносятся даже после генерального прогона. К коллективу гримеров еще днем занимают очередь артисты, которым часто требуется тяжелый, например, восточный грим. После последних примерок подгоняются костюмы и обувь на женской и мужской половинах театра. Пошивочный цех при этом готовит костюмы и для других спектаклей, репертуарных, премьерных, идущих редко и только под фестивали (например, для показанной ещё раз в рамках «Золотой маски» оперы «Жанна на костре»).


Кроме того, в Перми сохранился совершенно уникальный для нынешнего века современных технологий красильный цех. Там команда художников достигает максимально точных и наиболее подходящих для каждого спектакля оттенков тканей и костюмов. В XXI веке этот цех стал редкостью, но команда Пермского театра настолько трепетно относится к этой стороне постановок, что часто сотруднице цеха приходится добиваться особенных оттенков даже черного и белого цветов. На каждый отрезок ткани может уйти от получаса (едва заметная смена оттенка, отличимая только глазами специалиста) до целого рабочего дня (сложные цвета, которые просто невозможно купить). Например, в день премьеры «Баядерки», а если быть точнее, за два часа до первого спектакля, в чане цеха получает новый оттенок бордового накидка Никии, которую художник-постановщик спектакля Альона Пикалова решила немного изменить после открытого прогона. Это частая история, ведь в холодном свете софитов цвета выглядят совсем не так, как при любом другом естественном или искусственном свете. А ведь после покраски ткань будет необходимо просушить, отутюжить, отправить в пошивочный и костюмерный цеха. Но театр работает как часы, и в этот вечер на голове Натальи Осиповой оказывается именно тот самый, идеально алый цвет.

Пока театр заканчивает последние приготовления к премьере, оркестр уже постепенно занимает оркестровую яму, а на сцене разминаются солисты, сотрудница музея театра рассказывает о том, что невероятно красивый потолок в зрительном зале, готовый составить конкуренцию лучшим оперным театрам мира, был создан в 1959 году группой художников во главе с москвичом Виталием Матвеевым за три месяца. Как рассказывал один из архитекторов проекта театра, Дмитрий Яковлевич Кержаков, античные фигуры на своде изображают последовательные стадии танца от приглашения до его завершения. Темперные краски настолько ярки, что вот уже 60 лет блистают в свете огромной бронзовой люстры без единой реставрации.

Музей стал собираться после 1945 года, но с XIX века сохранилось очень мало – только некоторые программки и афиши. Виной тому сложная история, выпавшая на долю театра. В 60-е годы, когда в Пермь вернулась уроженка города и балерина Большого театра Анастасия Николаевна Кокорина, она занялась коллекцией гораздо более плотно и собрала ее огромную часть. К сожалению, увидеть ее можно редко – сейчас у музея нет своего пространства для экспозиции, и коллекция существует в формате скорее склада, нежели музея. Но работники театра бережно относятся к своему наследию, продолжая пополнять запасники и иногда имея возможность выставляться в разных помещениях по приглашению и устраивая мини-выставки в фойе театра. Они надеются, что ситуация исправится, когда Пермская опера все же получит новое здание. Над этим активно работает и регион, и сам театр во главе с Курентзисом, которого в театре любя называют просто Теодором. Его «MusicAeterna», пожалуй, больше других заинтересована в расширении театрального пространства.

На объявленный одновременно с премьерой год театра у коллектива Пермской оперы нет каких-то особенных планов – у них каждый год является годом театра. С количеством нашумевших премьер, номинаций на «Маску» это и не удивительно. Артисты репетируют по 4-5 спектаклей за день одновременно, репертуарный театр конкурирует с блочным, а нашумевшие постановки раз за разом привлекают прессу и любителей театра со всей России.

Коллектив сайта искренне желает театру исполнения этой главной мечты в их, театральный, год. Ведь, возможно, на сцене бОльших размеров непростые в реализации спектакли зрители смогут увидеть чаще, а новых премьер будет больше.

Фото Анастасия Ворожейкина


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow