READING

«УТОПИЯ» в Театре наций – место, которого не...

«УТОПИЯ» в Театре наций – место, которого нет

Спектакль «Утопия» в Театре наций – яркая театральная премьера под занавес прошлого театрального сезона. 6 номинаций на Золотую маску и звездный состав создателей спектакля – это заявка на успех с самого начала. Они не впервые работают вместе. После спектакля «Дыхание», многократно номинированного на «Золотую маску» и получившего награду за сценографию, режиссер Марат Гацалов, драматург Михаил Дурненков и художник Ксения Перетрухина снова создали шедевр, а художник по костюмам Алексей Лобанов, композитор Сергей Невский и хореограф Татьяна Гордеева искусно им в этом помогли. Не посмотреть просто нельзя, особенно театралам со стажем, которых удивить не так просто.

«Утопия» – это не только название спектакля. Это название когда-то существовавшего, грязного, дешевого бара в российской глубинке, который вдруг захотел восстановить богатый бизнесмен из столицы Кирилл (Андрей Соколов). Он буквально вытаскивает из канавы алкаша Леху (Михаил Орлов/Леонид Тимцуник), бывшего владельца бара, выводит из запоя и предлагает воссоздать бар именно таким, каким он был в лихие девяностые. Леха оживает, верит в идею лучшей жизни и находит Надьку (Ольга Белинская/Ольга Цинк) – бывшую жену. Унижаясь и извиваясь, убеждает ее, что теперь все будет по-другому. Она соглашается поверить в последний раз, но главное условие ее участия в этом утопическом проекте – возвращение Юрки (Владислав Долженков), сына-наркомана.

И ведь действительно все на какое-то время поверили, что вот теперь будет новая жизнь. Ожили, приоделись, смогли спасти сына от наркотической зависимости, восстановили бар, как просил богатый заказчик, но тут же поняли абсурдность этого заведения: дешевое, не модное место, отвратительный интерьер, ужасное пиво. Захотели обновить интерьер и меню, и тут же получили по рукам. Менять ничего нельзя, вкрадчиво сказал их хозяин: “Не надо лучше. Надо, как было. Я тут главный”. И все призрачные мечты о лучшей жизни растворяются в сумерках жизни и сцены. Финал истории точно не будет утешительным.

Если бы не режиссер и художник, вряд ли бы зритель пошел на спектакль по такой пьесе. Тема депрессивных, российских, провинциальных реалий, невозможность быть счастливыми в данной конкретной стране — опять? Зачем? Но Марат Гацалов и Ксения Перетрухина «заставили» артистов играть, буквально ползая по сцене. Зритель видит всю историю в огромном наклонном зеркале. В нем все происходящее отражается вертикально. Зеркало позволяет зрителю видеть эту мистически-реальную историю под разными углами. Сценография настолько уникальна и красива, что можно попробовать не думать о содержании. Декорации, движения актеров, музыка – все имеет смысл. Движения актеров замедленные и растянутые, но четко выверенные. Песни 90-х проигрываются замедленно или задом наперед, искажаясь до полной неузнаваемости. Прием, когда актеры играют лежа, – не новый, но здесь он особо актуален. Все герои реально пресмыкаются перед одним. Рожденный ползать, летать не может. И только один хозяин жизни Кирилл может себе позволить ходить по-человечески.

Как сказал сам Марат Гацалов: «Для меня этот спектакль – история о людях, которые ползают, а им кажется, что они ходят. Это изучение России, одновременно и трогательное, и болезненное. Изучение русского менталитета, с которым я себя идентифицирую, или состояния, в котором мы находимся. И еще это невероятно трогающая меня история о двух полюсах, которые я бы обозначила как русский ад и русский космос. Напряжение между двумя этими точками создает смысловое и физическое поле спектакля, и я пытаюсь в предметном мире это выразить».

От красоты происходящего на сцене и талантливого исполнения захватывает дух. Как и от финала спектакля: возвращать какое бы то ни было «как раньше» — это всегда утопия.

Информация о билетах

Текст Екатерина Брушлинская


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow