READING

«Таратумб»: в театре кукол можно придумывать целые...

«Таратумб»: в театре кукол можно придумывать целые миры

Создатели творческого объединения «Таратумб» Ольга Шайдуллина и Антон Калипанов уже восемь лет говорят со зрителем языком театра кукол. Причем делают это так современно и виртуозно, что после каждого спектакля хочется подойти и сказать: «Это так круто! Как вы это делаете?». Именно так мы и поступили: нам повезло побеседовать с Антоном и Ольгой и немного проникнуть в закулисье фантастического мира кукол.

Антон, Ольга, вы называетесь «Таратумб». Почему? Есть ли какая-то история у названия?

Антон: Долгое время мы играли свои спектакли в Нижнем Новгороде и Москве без названия. Наши прокатчики нам постоянно говорили: «Ребят, так не пойдет. Уже пора как-то назваться». Мы, конечно, понимали, что нужно что-то придумать… И вот одним летом 2013 года мы поехали в Армению с нашей хорошей подругой Марией Кривцовой – художником, которая сделала с нами «Аленький цветочек». Проезжаем одну деревушку, и Маша говорит: «Ой, Таратумб (так называлась небольшая армянская деревушка, затерявшаяся среди гор). Какое симпатичное название! Почему бы вам не назваться именно так?» А действительно почему бы и нет?

Ольга: До этого Дмитрий Крымов выпустил свой спектакль «Тарарабумбия» по Чехову, где очень много кукольных приемов. И нам показалось, что это может быть логично…

Антон: … Слово красивое. Вот так мы и назвались Таратумбом.

спектакль «Аленький цветочек»

Расскажите о своей команде. С чего все началось?

Антон: Первый кукольный спектакль мы сделали в Нижнем Новгороде в 2010 году по инициативе Павла Милославского и Гете-института. Назывался он «Сказки Гофмана, подслушанные котом Муром». А через год мы поставили «Легенду о Драконах». В свои спектакли мы приглашаем актеров из разных театров, сейчас даже стали и из других городов. Поэтому творческая команда у нас достаточно большая. Под каждый проект мы всегда очень точно и типажно подбираем артистов, сразу оценивая, смогут ли они это сделать или нет.

спектакль «Легенда о драконах»

Ольга: Например, спектакль «И дольше века длится день…» (победитель национальной премии «Золотая маска-2018» в номинации «Лучший спектакль в театре кукол» – прим.ред.) мы не рискнули бы делать, если сразу бы не знали, что вот эти герои у нас уже есть. Это наши друзья, актеры, с которыми мы знакомы не один год. Хоть мы и приглашаем на каждый спектакль определенную команду, у нас есть постоянный состав, некий костяк. Из актёров, кто кочует из спектакля в спектакль, безусловно стоит отметить Вячеслава Ямбора. У нас к его таланту особенный трепет.

спектакль «И дольше века длится день»

Расскажите, почему именно театр кукол? Что кукла может такого, что не может выразить и показать человек?

Ольга: Мне кажется, что каждый человек, который сделал творчество своей профессией, а не просто хобби, высказывается на том языке, который ему близок. Так сложилось, что нам близок именно театр кукол, т.е. это тот язык, на котором мы можем разговаривать и с которым нам интересно работать. Возможно, это потому, что для нас драматический театр очень телесен.

Антон: В театре кукол можно придумывать целые миры, спокойно работать со временем, с персонажами, создавать среду, фантастические вещи, что в драматическом театре довольно сложно сделать.

спектакль «Аленький цветочек»

Как устроены ваши куклы / как они управляются? Есть ли принципиальное отличие от других кукольных театров. Расскажите

Антон: Мы любим делать кукол из бытовых предметов. Например, у нас много спектаклей, где куклы — это не специально сделанные папье-маше, а переосмысленные предметы. Например, в «Легенде о драконах» куклы – это щетки, в «Сказке о богатыре Кахрамоне» кувшины – цари, из дуршлагов сделаны дивы. Много чего создано из тех предметов, что мы находим дома. Дети это видят и говорят «как это круто придумано!». И уже после постановки сами берут какие-то бытовые предметы и складывают целые спектакли. А так, конечно, у нас есть куклы, достаточно традиционные – папье-маше со скелетом внутри. Например, в спектакле «И дольше века длится день…» куклы, мы их назвали само фиксирующиеся марионетки, с головой из папье-маше, но со сложным шарнирным механизмом. У куклы двигается кисть, локоть, плечо, ноги. Поэтому, когда артист чуть-чуть меняет положение куклы, например, сгибает руку или поворачивает голову, получается совершенно другое настроение или ответ на вопрос. Вот такие рабочие куклы.

 

Почти во всех ваших постановках размыты границы между актером и куклой, т.е. они существуют на равных. Скажу, как зритель, это довольно необычный опыт восприятия. В этом приеме есть какая-то особая идея или это тренд в современном театре кукол?

Антон: Размытие границ между куклой и человеком – это уже не ново, с 60-х годов в России этот прием широко используют. В это время театр вышел из-за ширмы на авансцену.

Ольга: Нет, здесь, наверное, скорее вопрос в том, что можно показывать актера, но ты все равно видишь, что он действует под куклой, т.е. кукла все равно ведущая. А у нас в спектаклях актер может легко выходить на живой план, потом тут же брать куклу и работать с ней. Что невозможно было в 60-е гг. из-за другого темпа восприятия, сейчас нам кажется привычным. Темп жизни ускорился, наши реакции должны быть быстрыми. Сейчас этот прием не нарушает целостности спектакля и для маленького зрителя в том числе, он готов к такому быстрому переключению. Мы, действительно, не задумываясь переключаем внимание зрителей с человека на куклу, с куклы на человека. С одной стороны, делая это осознанно, с другой стороны, повинуясь некому течению времени. Мир диктует свои правила.

спектакль «Сказка о богатыре Кахрамоне»

В афише творческого объединения «Таратумб» сейчас 10 спектаклей. Как вы выбираете сюжет для спектакля? Где черпаете вдохновение?

Антон: Откровенно говоря, мы не ищем специально литературу для наших спектаклей. Она приходит к нам сама, либо мы случайно что-то увидели, прочитали, нас это зацепило и пошли мысли, обсуждения… А вдохновение черпаем в нашей дочери Варваре. (с нежностью)

Ольга: (смеется) На самом деле, у сюжетов разные истории. Иногда мы идем от красоты фольклора и нашей влюбленности в какой-то этнос, преклонения перед определенными качествами народа. Поэтому у нас так много сейчас спектаклей на народные сюжеты.

Антон: Вот, например, с Машей Кривцовой мы летом поехали в экспедицию в Архангельскую область, на Соловки. Мы провели там две недели и сидя за костром подумали: «А почему бы нам не сделать спектакль, который происходит здесь в Архангельской области?». И так у нас родился спектакль «Аленький цветочек».

спектакль «Аленький цветочек»

Как вы выстраиваете диалог с маленьким и юным зрителем на понятном им языке? Какие приемы используете?

Ольга: Прием только один – это чистоплотность в восприятии театра для детей, в приглашении артистов, которые понимают свою ответственность, играя спектакль для маленьких зрителей. Какие-то специальные приемы, наверное, это не про нас. Для нас идеальная ситуация, когда на спектакль приходят дети с родителями и после него обсуждают сюжет, какие-то темы, вопросы. Чтобы эти 45 минут не прошли совсем бесследно, и у нас есть повод пронести этот спектакль дальше в жизнь. Вот такая у нас идеальная картинка.

 

Есть стереотип, что театр кукол только для детей (кукла равна игрушке). Вы своим репертуаром и постановками («И дольше века длится день…») пытаетесь показать обратное. Кто ваш взрослый зритель? Чем интересен театр кукол для взрослого современного человека?

Антон: Да, такой стереотип есть. На самом деле, театр кукол для всех возрастов. Может быть этот стереотип сложился у нас в России сейчас, потому что до 80-х гг не было вопросов, что театр кукол только для детей. Вспомним спектакли Сергея Образцова, сколько у него было вечернего репертуара для взрослых! После ухода Образцова театр кукол не развивался и все делали спектакли только для детей. И с тех самых пор сложился этот стереотип: театр кукол только для детей. Я думаю, что скоро это уйдет и будут также полные залы для взрослых.

спектакль «И дольше века длится день»

У вас всегда много музыки, живого пения, музыкальных инструментов. Причем самых редких. Ваши спектакли возможно представить без слов, но не без музыки. Расскажите, что она значит для вас как для режиссеров?  

Антон: Я начну, потом Оля продолжит. Мы с Олей работаем в творческом тандеме: я учился на актёра театра кукол, на драматическом отделении, я связан с театром профессионально. Оля же по профессии композитор. Она пишет музыку не только для наших постановок, ее композиции звучат во многих театрах Москвы и России. Именно поэтому у нас очень много музыки.

Ольга: Театр кукол во многом связан с визуальным искусством. Поэтому музыка в нем решает гораздо больше, чем в драматическом. Я много работаю в драматическом театре и редко какая постановка дает тебе как композитору возможность некоторого высказывания. В театре кукол по-другому.

 

Немного о декорациях. Они у вас не только красивы, но и продуманы, чувствуется уважение и трепет к каждой детали. Расскажите про процесс их создания

Антон: Декорации – это для нас отдельная тема. Столько мы времени тратим на ее разработку и воплощение! Мы начинаем работать над спектаклем примерно за два – три месяца, порой даже за полгода. Как это происходит? Мы встречаемся с художниками в их мастерской, вместе читаем текст, сочиняем, придумываем, чтобы все было функционально, чтобы не было ни одного нерабочего сантиметра. Настоящий мозговой штурм. Для наших спектаклей мы стараемся приглашать разных художников, чтобы были разные взгляды, стилистики.

спектакль «Как найти Вифлеем»

Какие режиссеры вас вдохновляют?

Антон: На этот вопрос у меня сразу всплывает Анатолий Васильев – то, что он делает с текстом, то, что он делает с артистами – это огромное уважение!

Ольга: Константин Богомолов… Он ищет язык, он находит его, он смел, интересен в подходе работы с текстом и в своих собственных инсценировках.

Антон: Николай Коляда – у его артистов невероятная отдача. Кирилл Серебренников – он создал свой театр, своих артистов и они работают на сто тысяч процентов. Вера в твоего лидера, твоего режиссера – это очень круто. Стоит сказать еще про кукольников – режиссеров…

Ольга: Например, Дуда Пайва – это нидерландский режиссер, танцор, артист, который занимается куклами в Европе. У него интересный моно-стиль. Я вижу его определенные отношения не только с миром театра, но и его диалог художника с миром окружающим. Потом Роберт Уилсон, мне как композитору очень интересно, как он работает с музыкой. Это что-то неповторимое.

Антон: Я хотел еще вернуться к российским режиссерам. Меня вдохновляет Яна Тумина. У нее театр очень чистоплотный, она работает с разными людьми и с разной драматургией. Много осмысленных придумок. Завораживающий театр. Ты смотришь и понимаешь, вот это действительно современный театр кукол.

 

На какие постановки российских и зарубежных театров, на ваш взгляд, стоит обязательно идти?

Ольга: Стоит разделить спектакли для семейного просмотра и вечерний репертуар.

Семейный репертуар:

 

Вечерний репертуар:

 

Беседу вела Анаида Иванова


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow