READING

«О дивный новый мир»: краткий курс счастливого буд...

«О дивный новый мир»: краткий курс счастливого будущего

Московский театр «Модерн» представил зрителям первую и единственную в России постановку по знаменитому роману-антиутопии Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». На сцене, словно на огромном экране, обрамленном переливающимися и сменяющими друг друга изображениями брендов (преимущественно мировых гигантов мультимедиа) разворачиваются картины захватывающего фантастического будущего, где царят общность, одинаковость, управляемость, а потому и стабильность. В этом мире многое перевернуто с ног на голову: материнство, родительство, семья, любовь, чувства, привязанность, постоянство в отношениях – постыдны и запрещены, людей производят на свет на специальных фабриках, выращивая в бутылях, предопределяя судьбу каждого человека и его назначение; общество разделено на касты сообразно виду деятельности, социальная турбулентность практически немыслима, симпатия между мужчинами и женщинами сведена до плотского «взаимопользования», ведь «каждый принадлежит всем», партнеров надлежит почаще менять и не испытывать никаких чувств, количество работы и досуга строго дозировано, а для постоянного поддержания доброго расположения духа и отличного настроения всем регулярно раздают чудодейственную одурманивающую сому в таблетках.

Режиссер Юрий Грымов в сценическом прочтении заменил эру Форда, которая указана в оригинале у Хаксли, – на эру Цукерберга, священное знамение – с «Т», описываемого в воздухе, – на «Z» (почти как Зорро, да только нет в его деяниях ни отваги, ни благородства, ни спасения), и добавил в действие такие приметы современности как Фейсбук, социальные сети, посты, телефоны с видеокамерами. Казалось бы, антиутопия приблизилась к зрителям по духу и времени на минимальное расстояние, преодолев без малого девяносто лет смыслового пути, почти прикоснувшись: нам неоднократно назвали вслух бога-медиамагната, на нас небрежно машут рукой со сцены, подразумевая под темным залом армию эпсилонов, нам доверительно ведает свою историю выбора между счастьем и истиной сам Главноуправитель Монд (Игорь Яцко), в конце первого акта нам объявляют об окончании первой вечерней смены и предлагают в перерыве отведать сомы – ну чем не интерактив со зрителями…

фото: Театр Модерн

Сценография в «Дивном мире» лаконична, но завораживающе изумительна: футуристические корабли-капсулы овоидной формы, которые катаются по сцене, вращаются и всячески подсвечиваются, россыпь прыгающих мячиков-таблеток сомы (забавных и ужасающих одновременно), загадочный аппарат, похожий на тарелку-антенну – все эти картинки как будто прокручиваются в голове на автоповторе сами собой, когда мы представляем себе мир будущего, словно фантастический фильм из детства. То же можно сказать о костюмах и музыкальном наполнении: изобретательно, футуристично, ультрамодно, блестяще, врезается в память. И всё же – мы наблюдаем экранизацию. Яркую, стильную, музыкальную, технически отточенную телевизионную постановку. Это чувство не покидает с первых минут, его можно безошибочно определить: фразы в микрофон, чуть с металлом в голосе, закадровые раскатистые реплики (Архипеснослов изволит говорить), механические движения десятков людей, пониженная эмоциональность в игре, никакого ощущения «химии» между актерами и отсюда, практически нулевое сопереживание персонажам, отстраненность от происходящего на сцене, несмотря на богатый инструментарий создателей спектакля и, безусловно, богатый и насыщенный «видеоряд». Картинка на сцене-экране превосходит содержание и превалирует над эмоциями, которые она вызывает. По сути, спектакль «О дивный новый мир» представляет собой прекрасно срежиссированную, но абсолютно схематичную интерпретацию, почти пересказ романа.

Крупными, не очень насыщенными мазками, иногда на большом расстоянии друг от друга, выполнен этот спектакль: вот здесь – знакомство подрастающего поколения с инкубаторием и обустройством процесса создания людей, краткое изложение некоторых принципов воспитания от Директора, вот тут – акцент на планировании и похожести, дальше – сценка «Бернард общается с Ленайной» с намеком «Бернард отличается от других, он в чем-то сомневается», дальше эпизод «Ленайна общается с подружкой Фанни», тут же «Бернард общается со своим другом Гельмгольцем, и он тоже отличается от основной массы людей», а вот два слова между Бенардом и Директором про возможный перевод в Исландию, буквально капля – про резервацию, и – откуда ни возьмись – вдруг Джон «мистер Дикарь», его мать Линда и встреча старого мира с «дивным новым миром» сомы, каст и взаимопользования.

фото: Театр Модерн

Даже у зрителя, хорошо знакомого с текстом романа (а не знакомому с ним многие вещи в постановке будут непонятны) возникает много вопросов по ходу действия, хотя, их можно воспринимать как простор для размышлений, домысливания и собственных выводов. Кто-то скажет о недосказанности, кто-то – об отсутствии достаточной глубины в некоторых образах и отношениях между персонажами. Почему Линда начала потреблять в новом мире сому в огромном количестве? Почему она осталась по молодости в резервации и как там складывалась ее жизнь (кроме рождения сына и покровительства со стороны местного «гостя» – нам ничего об этом не сказано)? Почему они решили покинуть привычный мир и прилететь в «дивный» с Бернардом? Почему Дикарь симпатизировал Ленайне, но не был с ней? Как развивались отношения Ленайны с Бернардом и почему? Почему Дикарь решил жить в новом мире вдалеке от всех и почему вообще всё вот ТАК закончилось? В постановке много вопросов без намеков на ответы, некоторые немаловажные эпизоды из романа вовсе не отражены в постановке.

Возможно, причиной тому – перенос акцента единственно на ключевую пару всего спектакля – Монд и Дикарь. Именно из их разговора зрители узнают о причинах подобного устройства мира новой эры, о задачах и принципах предопределения, планирования, контроля, о том, что когда-то давно Монд сам стоят перед нелегки выбором – быть счастливым или искать истину, заниматься наукой, о том, что он выбрал, по какой причине и что ждет человечество, если позволить ему вернуться в доцукерберговскую эпоху. Именно этот диалог Игоря Яцко и Александра Толмачева заряжен колоссальной энергией познания и откровения, которая стала ядром всего спектакля-экранизации. В этом диалоге – ключи к загадкам: что делают эти люди на сцене, почему они себя так ведут, что им надо, что ими движет, как могло бы быть иначе и вообще могло бы? Но несмотря на потрясающую эмоциональную игру двух актеров, спектакль не стал откровением, не стал потрясением, несущим катарсис, он не шокирует горькой правдой «мы и есть дивный новый мир потребления, искусственного общения и одноразовых отношений», не ошеломляет горечью этого открытия. Ровно, без переживаний и глубоких эмоций, «О дивный новый мир» на сцене театра «Модерн» – краткий курс условно счастливого будущего, которое могло бы (с неопределенной долей вероятности) когда-нибудь наступить.

Информация о билетах

 

Текст Алена Азаренко


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow