«Нуреев»: быть или не быть?

Рудольф Нуреев — легенда балета, величайший танцовщик, достойный балета не просто посвящённого, но поставленного о нём. И трио Посохов-Демуцкий-Серебренников — команда, без сомнения достойная того, чтобы этот балет поставить. В теории, объединив историю человека-скандал Нуреева и способности авторов «Героя нашего времени» — шедевра современной балетной сцены — мы обязаны получить скандальный балет-шедевр. Получился он или нет, разберёмся по порядку.

Первое в порядке очереди — скандал. Весь балетный мир прошлым летом замер в ожидании премьеры «Нуреева», которой завершался 241-й сезон Большого театра. Но вместо сбежавшего из оков СССР Нуреева по исторической сцене неожиданно пробежали Китри и Базили. В последний момент руководство театра отменило премьеру, а в афишу на нуреевские даты попал «Дон Кихот». Причины обсуждали все. Правда ли просто не успели с постановкой? А может в постановке оказалось что-то, что никак нельзя показывать на главной театральной сцене страны, где в XXI веке нет гомосексуализма, как в XX не было секса? Возможно причина в уголовном деле, коснувшемся Кирилла Серебренникова? И главное: будет ли вообще премьера?

Она состоялась несколькими месяцами позже. И Рудольф Нуреев наверняка бы был доволен тем, как долго и с каким смаком обсуждалась постановка, связанная с его именем. Крамольные мысли, что это изначально был своеобразный пиар-ход, не покидают до сих пор.

фото: Михаил Логвинов (Большой театр)

Второе в порядке очереди — шедевр. Здесь сложнее. В 2015 году хореограф Юрий Посохов, режиссёр Кирилл Серебренников и композитор Илья Демуцкий создали балет «Герой нашего времени». Это, несомненно, одна из самых ярких постановок последних лет на московской балетной сцене. Вполне ожидаемо, что сделав уникальную вещь на базе вымышленного лермонтовского героя, на истории реального Нуреева команда построила бы ещё более яркий продукт.

По факту получился даже не балет, а спектакль с элементами балета и оперы. По сцене в хронологической последовательности проходят события из жизни Нуреева: учёба в хореографическом училище, роковые парижские гастроли и «прыжок к свободе», признание публики и триумф, любовная история с Эриком Бруном, самые значимые и великие партии, дирижёрский опыт в конце жизни. События обрамляет посмертный аукцион с распродажей вещей покойного Рудольфа Нуреева — и каждый новый предмет приводит зрителя к новому этапу жизни танцовщика.

Голос ведущего сопровождает почти всё, происходящее на сцене. Он одновременно и аукционист, и хронолог жизни Нуреева. Наиболее яркие моменты — письма и обращения учеников Нуреева и его партнёрш, которые зачитывают во время исполнения Учеником и Дивой сольных партий. Письма и обращения реальных людей — Шарля Жюда, Манюэля Легри, Лорана Илера, Натальи Макаровой и Аллы Осипенко, которые знали и помнят его. Это, пожалуй, самые пронзительные хореографические откровения и единственные моменты постановки, оправдывающие голосовое сопровождение. В остальных случаях оно тяжело и избыточно.  Голос в балете уже давно не является диковинкой, но в таком количестве он противоречит основной сути балета: танец вместо слов.

 

В постановке нет ядра, нет единой нити. Это множество разрозненных сюжетов, показанных на одной сцене. В насыщенной сценографии (яркие декорации, меняющиеся фоновые фотографии, костюмы) теряется самое главное — хореография. В этом балете Кирилл Серебренников «сделал» Юрия Посохова.

Работа Ильи Демуцкого напомнила период «придворных» композиторов, когда музыка к балетам писалась только для того, чтобы её было удобно танцевать. Она была всего лишь фоном, а не равнозначным элементом постановки. В «Нурееве» также, будто Демуцкий специально отошёл в тень, чтобы хоть немного выставить на авансцену хореографию Посохова. И правда, музыкальная насыщенность наряду с насыщенностью сценографии создала бы впечатление избыточности.

 

Что же делает эту постановку уникальной? Уникальной настолько, что оправдана вся возникшая вокруг шумиха. Ответ для себя найдёт не каждый. Безусловно «Нуреев» — вещь запоминающаяся и не проходная. Запоминающейся её делает сам Рудольф Нуреев, который как будто оживает в исполнении таких разных Владислава Лантратова, Артёма Овчаренко и Игоря Цвирко. Каждый привносит в эту партию что-то своё. Даже на поклоны каждый из них выходит в том образе Нуреева, который ближе ему.

Следующий блок заявлен в афише «Большого театра» уже осенью (20.10.2018 в 12-00 и 19-00; 20.10.2018 в 19-00). Продажа билетов начинается 28.07.2018 в 11-00 в кассах Большого театра. И если имя Рудольфа Нуреева вызывает трепет в душе и почтение в мыслях, то озаботиться покупкой билетов всё же стоит. И тогда смело можно сказать: «И я там был!».

 

Автор статьи Юлия Фокина

Правила продажи билетов на балет «Нуреев»


RELATED POST

INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow