READING

«Донжуан» в Театре Маяковского: спектакль о соврем...

«Донжуан» в Театре Маяковского: спектакль о современных донжуанах как героях поп-культуры

Дон Жуан в театре Маяковского

В начале апреля на Основной сцене Театра Маяковского будет представлена премьера — спектакль «Донжуан». Именно на таком непривычном, слитном, написании имени знаменитого героя пьесы Мольера настаивает режиссер постановки. Почему это так и что предстоит увидеть зрителям на сцене прославленного театра нам удалось узнать непосредственно у режиссера Анатолия Шульева и исполнителя главной роли Эльдара Трамова.

Режиссер Анатолий Шульев, выпускник мастерской Римаса Туминаса, поставивший на сцене Театра Маяковского спектакли «Бешеные деньги» и «Я была дома и ждала…», размышляет о современном Дон Жуане — короле поглотившей социум поп-культуры. Он определяет жанр своей постановки как «селебрити-драму» и видит в герое своего спектакля определенный архетип (отсюда и слитное написание имени — Донжуан).

«Мне кажется, во времена Мольера это была такая исключительная фигура, которая подпитывалась положением в обществе и спонсировалась отцовскими деньгами. — говорит режиссер. — А сейчас развитая экономика и интернет подпитывают и генерируют таких персонажей каждый день десятками. Например, YouTube „спонсирует“ их количеством подписчиков. И современный Донжуан включает в себя многое — он блогер, стэндапер, певец, исполнитель, гастролер. Пьеса написана как гастрольный тур по сути — он путешествует из одного города в другой. Он не может не путешествовать, потому что там, где он побывал, уже закончились женщины, которых он обольстил, и он ищет новый адреналин и праздник.»

По мнению режиссера, перемещение героя не только во времени, но и помещение его в контекст, характерный исключительно для последних нескольких десятилетий, в целом не противоречит ни сути пьесы, ни ее тексту.

«Есть ощущение, что сегодня Донжуана, образ которого строится только на сексуальной энергии, как будто уже недостаточно, даже для женщин. — размышляет Анатолий Шульев. — И здесь он даже не звезда, а селебрити, это не всегда заслуженно. Везде мелькает его лицо, и в этом его сила. И, мне кажется, пьеса такой трактовке не сопротивляется. В пьесе он практически ничего не делает, чтобы соблазнить, но женщины подчиняются ему. И это так интересно, за ним может быть ничего и нет, он уже опустошен своим образом жизни, но физиономия осталась.»

В спектакле-концерте, где современный селебрити отправляется в гастрольный тур в поисках новых ощущений, конечно, не может обойтись без музыки и песен.

«Да, в этом спектакле много разной музыки. — делится подробностями Анатолий Шульев. — Мы пытаемся охватить обширное пространство разных музыкальных вкусов. У нас большая международная команда. Будет и много подбора, и написанная музыка и переписанная, и отсылающая к каким-то временам. Я продолжаю работать с композитором Полиной Акуловой. Филипп Карецос, саунд-дизайнер из Гоголь-центра, будет делать электронную музыку. А еще Оскарс Паулиньш из Латвии делает свет, он работал над „Маленькими трагедиями“ Кирилла Серебренникова, делал с ним недавние его спектакли. И мы продолжаем работать над сценографией с Мариусом Яцовскисом».

Роль Донжуана в столь необычной и интересной трактовке досталась Эльдару Трамову, выпускнику Щукинского училища и актеру Театра Вахтангова. А вот роль Сганареля исполнит актер Театра Маяковского, Виталий Ленский (Гребенников).

Если Донжуан — селебрити, то кем в этом гастрольном туре будет Сганарель?

«Администратором. — объясняет режиссер. -Это человек долга, который, несмотря ни на какие качества Донжуана, должен с ним работать. Донжуан и Сганарель — два противоположных образа. Мы для себя определили два глагола — „хочу“ и „надо“. У Донжуана есть „хочу“, у Сганареля- „надо“. Они в вечной борьбе, потому что человек живет в обществе, с которым ему нужно как-то контактировать, но тогда надо подчиняться некоторым правилам.»

Почему же именно поп-культура? Ведь Донжуан как человек максимальной свободы, живущий одним мигом, прожигатель жизни, скорее похож на рок-звезд 60-70-80-х годов, живших с лозунгом «sex,drugs, roсk-n-roll». Не увидим ли мы на сцене человека, который не созвучен современным поп-звездам?

«Я осознанно выбрал приставку „поп“ культура, а не „рок“ культура, у меня ощущение, что она включает в себя и то и другое. — продолжает свою мысль режиссер. — Популярная культура развивается. Мне интересно захватить большой промежуток времени и проследить как это происходит через этот архетип, Донжуана. Мне кажется, люди, подобные Донжуану есть. На сцене он будет. Мне кажется, никуда все это не делось, просто стало обыденностью. Мы в Донжуане соберем концентрацию всех этих качеств, которые сейчас рассеялись среди множества людей. Тем более, сопротивление станет выразительнее, когда мы столкнем этого человека с его окружением — обывательским, любящим комфорт, спокойствие, стабильность, привычку.»

«Хороший вопрос был о том, кто сейчас так живет. — добавляет Эльдар Трамов. — Эта история и тогда была историей исключительности, так она и сейчас такой будет. Думаю, даже у рокеров 60-х и 70-х были какие-то ограничения, а тут речь о человеке, у которого их нет… Мы не сможем показать примеры из жизни. Мы сможем показать, что бывает, когда человек живет исключительно своим желанием.»

«Эта пьеса привлекательна еще тем, что она будто бы не про конкретных людей, а про устройство человека. — продолжает его мысль Анатолий Шульев. — Нейрофизиологи говорят о двойственности человеческого сознания. Про то, что есть инстинктивное начало, сила, которая нас движет вперед, ведь без сексуальной энергии мы давно бы уже вымерли, а с другой стороны есть и разум, который должен это все контролировать, иначе мы друг друга съедим, изнасилуем, и задавим своей доминантностью. И вот каждый день в нас происходит борьба Сганареля и Донжуана».

Ждет ли современного прожигателя жизни заслуженное наказание и каким оно будет в новой трактовке? Ведь в пьесе Мольера герой, не верящий «ни в святых, ни в Бога, ни в черта», в прямом смысле слова нисходит в Ад…

«Да, финал известен, героя забирают черти в пекло. — согласен режиссер. — Но рациональная природа нам подсказывает, что в наше время такого быть не может. Соответственно, мы не можем так играть, нужно придумать что-то другое, что по смыслу соответствовало бы этому финалу, но рассказать об этом пока не могу. Для меня интересно, чтобы для Сганареля это было наказанием высших сил, а для Донжуана — случайное стечение обстоятельств. Будут происходить вещи, которые можно объяснить и с рациональной и с иррациональной точки зрения. Этот замысел (концерт в пространстве сцены) позволяет это сделать, оставить вопрос — было это чем-то сверхъестественным или это случайно дрогнула рука осветителя. [смеется].»

И режиссер, и исполнитель главной роли признаются, что это работа, требующая особого личного вовлечения.

«Донжуан — пожирающий персонаж на каком-то метафизическом уровне.» — говорит Эльдар Трамов.

«Мы все думаем, что он обольститель, а ведь он еще и убийца. — напоминает Анатолий Шульев. — Чтобы понять этого человека, надо погрузиться в его праздную разрушительную жизнь, пройти вместе с ним все эти этапы. И понять, кто он такой. Этот спектакль невозможно ставить, не став немножко Донжуаном. Иначе это будет такой „диетический“ Донжуан — а это неправильно.»

Первые показы спектакля состоятся 7, 8 и 26 апреля

Билеты уже в продаже

 

фото: пресс-служба театра


INSTAGRAM
localdramaqueen.moscow